Powered by Invision Power Board

Страницы: (33) « Первая ... 30 31 [32] 33   ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topicStart Poll

> Пухова Опушка, Наше творчество
Krakodil
Отправлено: Мар 17 2018, 10:37
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




А я что-то тут же вспомнила эту песенку из фильма "12 месяцев":

В лесу цветет подснежник,
А не метель метет,
И тот из вас мятежник,
Кто скажет "не цветет".


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Мар 17 2018, 18:53
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата
В сенях гулко хлюпало – крыша подтекала в одном месте, и под дыру Лутиен подставила лубяное ведро. Заткнуть прореху она собиралась, когда дождь хоть чуть перемежится.
Бывшая принцесса Дориата стояла у стола и крошила в горшок морковь, свеклу, капусту, репу и другие дары огорода.

Знакомый антураж, самый по ним.
Цитата
Холодно было, мороз. Да нам все нипочем. Идем себе. Еду я легко добывал: орехи там собирал, груши-яблоки.

Зимой.
Цитата
Как ночь, так шалашик быстро сгорожу под деревом. Потому как только о том и думал, чтоб маме твоей было тепло и покойно отдыхать.

Что аж спящую под кустом бросил.
Меня этот эпизод настолько же убил, как семнадцатилетнее Бильбино наплевательство на страдания Фродо в разлуке и его самого.
Цитата
Словно бы Келегорм сам ее из жеребенка вырастил, углями горячими кормя. Потому, мол, на шкуре у той коняки звезды взаправду сверкали, а из ноздрей огонь вылетал…

А ребенок во все это верит, разинув рот.
Цитата
Куруфин тот, опять же рассказывали, железо мог голыми руками плющить. Отец у него из огня родился и мать свою сжег. А Куруфин весь в него пошел, огонь его, мерзавца, слушался…

Так и рождаются легенды.
Цитата
Потому два халадина, взрослый мужчина и подросток, старательно сгребали сено, не опасаясь прихватить со снегом, и набрасывали на низенькие сани.

Эх, детство мое золотое! :rolleyes: Покидала я сена на своем веку.
И как можно определить рост человека по следам?


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Мар 17 2018, 20:41
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Цитата
И как можно определить рост человека по следам?

По соотношению длины стопы к длине шага. о следу вообще можно очень многое прочитать: по загрузке носка и пятки, по углу постановки стопы к линии следа, по разности длины шага правой и левой... Правда, не абсолютно прям точно, но на 98%. Вот только женский след от мужского отличают исключительно по характеру обуви. Рассуждения о длине шага и размере отпечатка возможны, но это может быть особенностью походки и роста. Так же и возраст может по особенностям физики определен ошибочно. Однако опытные пограничники обычно не ошибались и точно читали: прошел мужик высокого роста, возрастом за 40, на спине несет нечто тяжелое, но не рюкзак - и так далее.




--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Мар 17 2018, 22:04
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата
По соотношению длины стопы к длине шага.

Точно! Именно по длине шага! Я как раз заметила, что у меня следы частые, недалеко друг от друга уходят. И сейчас на снегу они так характерно выглядят - сильно зауженные к середине, чуть расширяясь на пятке. Сапоги на высокой танкетке.
Цитата
по углу постановки стопы к линии следа

Как раз мама за мной сегодня идет и говорит "Ты левую ногу ставишь прямо, а правую носком отклоняешься в сторону" Неудивительно, у меня же левая нога ведущая, а правая - дополнительная опора.
Цитата
Вот только женский след от мужского отличают исключительно по характеру обуви.

Вряд ли у эльфов была обувь на каблуках или танкетке. И мужская от женской по фасону вряд ли отличалась.


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Мар 17 2018, 22:25
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Цитата
Вряд ли у эльфов была обувь на каблуках или танкетке. И мужская от женской по фасону вряд ли отличалась.

Воинская должна отличаться. С более широкой и толстой подошвой, чтоб не так быстро разбить по камням.
Ну а Лутиен, как образцовая леди, да еще сбежавшая в чем была, гуляла по лесу в платье. И на снегу остались следы волочения подола. Там, где она к своему Бере подбегала. Ну а на выходном следу все было затерто плащом с тушкой Бери на нем. И на кустаз остались ворсинки медвежьей шерсти.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Мар 17 2018, 22:50
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата
Воинская должна отличаться. С более широкой и толстой подошвой, чтоб не так быстро разбить по камням.

Так-то воинская, которая в свою очередь тоже была и мужской, и женской.
Цитата
И на снегу остались следы волочения подола.

Как от птичьего хвоста?
А если платье не настолько длинно, чтобы прямо по земле волочиться?


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Мар 17 2018, 23:14
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Цитата
Так-то воинская, которая в свою очередь тоже была и мужской, и женской.

Естественно, функциональная обувь унисекс, ибо люди на 99% устроены одинаково.
Цитата
А если платье не настолько длинно, чтобы прямо по земле волочиться?

Ну не мини же на ней! А если ниже колена, то все равно проедется по снегу. Снег же в лесу нетоптанный, хотя бы до середины голени должен доставать.
Ну а при перешагивании через бревна и валежины след подола будет вообще четким.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Мар 26 2018, 18:05
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Новый стих Старого Тука.

Отменно ясно, не только кому он посвящен.
Волк прочитал отпечатки, ворсинки, углы загрузки и прочие особенности следа и уверен - автор у нас бывает!

Unbroken

Меня не сразили ни меч, ни стрела,
И Око меня не сломило,
Судьба меня грызла - да только клыки
О камень души обломила,
Ни первенца смерть, ни измена друзей,
Ни рок предреченный пророком…
Но автор велел мне погибнуть в огне,
А чтобы и память истлела о мне -
Лишил меня воли жестоко.

Вершины осядут, снег вечный сойдёт,
И высохнут древние реки,
Но слава воскреснет, коль память живёт
- Назло, вопреки и вовеки.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Мар 26 2018, 18:08
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Ай да Тук!! Ай да Тучий сын!

Да выдь покажись уже, мы тебя репами побьем!


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Мар 26 2018, 18:41
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6364
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3376




Цитата (Эстелин @ Мар 26 2018, 18:05)
Волк прочитал отпечатки, ворсинки, углы загрузки и прочие особенности следа и уверен - автор у нас бывает!

Ну что, Вы, Волчик! Это совпадение! :D :rolleyes:


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Мар 26 2018, 18:56
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




*все еще под впечатлением* ЧОрд, Туче, ну погрели Вы мою черную орочью душу так уж погрели.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2018, 21:13
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Вот еще часть "Первого Корабля"

[Показать/Скрыть]
Через два дня после отъезда каравана на закате разбушевался ветер. Он погромыхивал чем-то на крыше, расшвыривал вороха травы в саду, сбивал оттаявшие цветы с деревьев. Снова по всем коридорам загуляли шорохи и скрипы. Позванивали кристаллики на больших люстрах в зале и столовой. Маэдросу показалось, что они тихонько наигрывают старую-старую песенку об одиноком рыбаке. В ней расказывалось, как рыболов плыл через озеро, и лодка его расталкивала звезды.
Нельяфинвэ встал с постели и, поддавшись безотчетной тревоге, вышел в коридор. Перезвон продолжался, к нему присоединились струны…
- Кано, выбрал время! Маму разбудишь!
Макалаурэ повернулся от окна:
- Я тихо.
- Дня мало?
Брат вздохнул и ладонью заставил струны замолчать.
- Мы не можем говорить с теми, кто в Мандосе. Но, может быть, они нас слышат хоть немного?
- Нам же рассказывали о гобеленах Вайрэ, которые запечатлевают все события в мире.
- Рассказывали… Но вот мне понадобилась мелкая наждачка, чтоб отшлифовать рога лука. И словно кто-то подсказал, где она еще завалялась. Как будто Курво…
- Нет, Кано, тебе показалось. Просто сам вспомнил одновременно и про ящик Курво и про него самого.
Макалаурэ неожиданно-остро глянул на брата:
- Еще мне уже несколько дней хочется бросить все дела и порыться в книжном шкафу Феанаро.
- Разберемся и там. Время у нас есть…
- А вдруг нет?
Маэдрос сжал в кулак стальные пальцы:
- Никто не знает, сколько у нас времени… И что ты там думаешь найти?
- Представления не имею! Но вот подталкивает к этому шкафу… - Певец провел пальцем по басовой струне. – Будто Феанаро стоит за спиной и говорит: «Когда же вы догадаетесь?!».
- Пошли спать. Вдруг мама проснется и увидит, что из кухонного окна падает свет. Еще подумает чего…

В расчищенном саду внезапно дружно зацвели желтые нарциссы. Оказывается, они захватили почти всю землю под деревьями и прекрасно обходились без ухода. А на кургане короля появились бутоны белых.

Макалаурэ торжественно поставил на стол миску заправленного льняным маслом салата. Нерданель попробовала зелень:
- Горьковато, но вкусно. Чего ты сюда накрошил?
Братья заулыбались.
- А почти всего, мама, - с достоинством мастера заявил Линдо. – Дикий лук, молодые лопушки, сныть, листья примулы, луковки саранок. Немного уксуса и меда.
- Все-таки я съезжу за настоящими овощами. Не в Тирион, а в ближайший поселок. А то вы съедите всю траву – коням негде попастись будет. Вот закончим в саду – сразу же отправлюсь. И без молока и яиц жить скучновато, неправда ли?
- Если хочешь корову завести, - послушно кивнул Маэдрос, – мы с Кано уже наковали кучу срезней – можно их поменять на теленка.

Настоящая весна наступила как-то неожиданно. Макалаурэ, выглянув утром в окно, ничего за ним не увидел. В крепости и вокруг стоял густой туман, бледно-розоватый, постепенно делающийся золотистым.
Пока жарил ветчину и пек сдобные лепешки, «молоко» во дворе все бледнело. Из него выступили сперва ближние постройки, потом деревья сада. Когда появились Нерданель с братом, дошла очередь и до крепостной стены.
После, выпустив лошадей на подстенный луг, Маэдрос долго стоял, наблюдая за поднимающимися из леса облаками. Клубы восходящего тумана казались дымами многочисленного осаждающего войска.
Отправившись в сад, обитатели Форменоссе оставили куртки на скамейке у калитки – так хорошо пригрело еще до полудня.
С теплом прибыли вилохвостые ласточки. За прошедшие века они обжили все карнизы и выступы стен, покрыв камень своими гнездами, словно специальной лепниной. Теперь вниз закружился мятый пух, который самки вышвыривали, убираясь к новоселью. На старой серой глине появились свежие темноватые налепы.
Быстро зазеленели грядки, на темную молодую траву полетели лепестки с уцелевших от морозов яблоневых цветков. Теплой метелью сыпалась припозднившаяся черемуха, а ее уже догоняли рябины и ирга.

Отставив на время бесконечные дела, братья с Нерданелью отъехали далеко за березняки и разожгли костер на берегу речки.
- Мне иногда кажется, что мы еще за морем, - Маэдрос стоял над крутым скатом холма.
- Лес, освещенный Васой, тени, которые крутятся вокруг деревьев, - кивнул, поднимаясь с травы Макалаурэ. – Все изменилось здесь так, что я часто не узнаю знакомых мест. Приходится искать приметы: от этого взлобка дорога сворачивала в каменоломни, у этой скалы стояли известковые печи…
- Когда над Аманом первый раз появились новые светила, многие заблуждались в знакомых местах, - согласилась сидящая на растеленном пледе Нерданель. – Потом привыкли к этому горячему свету и холодному сиянию Тилиона. А как вы встретили эти рассветы там, в Темных землях?
Братья переглянулись.
- У озера Мистарингэ, - быстро заговорил Макалаурэ. – Услышали удивленные возгласы воинов во дворе, выбежали и увидели выплывающий из-за горы серебряный щит. Для нас тоже все изменилось под этим светом. Появились тени, которых прежде не было. Пришлось выставлять дополнительных часовых на стрельницы. А через некоторое время небо начало наливаться голубизной. Мы прежде никогда не видели такого неба и ослепительно белых облаков.
- Мы тоже удивились ярким цветам над головой. Ведь до Омрачения свод всегда казался то лиловым, то фиолетовым, с золотыми облаками на нем… А вы шестеро смотрели тогда в небо и думали, что же это – помощь или новое несчастье?
- Мама, почему ты так полагаешь? – Маэдрос внутренне напрягся.
Нерданель расправила складку на пледе.
- Все это время мне казалось: я чувствую, что происходит с вами там. Теперь вот проверяю, были ли те ощущения моим собственным воображением, или эхо осанвэ все же пробивалось в Аман. В тот час вы не были всемером. Шестеро и один.
- Так и было, - твердо произнес Нельяфинвэ.
Он был готов продолжить: «Я был в Ангамандо». Но Нерданель повернулась и подтащила к себе сумку:
- Доставайте пирожки. Они наверняка еще теплые.
Потом ели прямо со шпажек поджаренную ветчину, подставляя под каплющий жир ломти хлеба. Кони ходили по краю полянки, похрустывая травой.
Когда покрасневший диск Анара коснулся леса, в густых ивняках несмело защелкал соловей.
Пока Макалаурэ с матерью собирали вещи в сумки, Маэдрос пошел привести коней.
Пио и Алассэ стояли неподалеку, почесывая друг другу холки. А вот бойкий Юлинья убрел за молодой березняк. Пробираясь через заросли, Феанарион оказался на краю небольшого ложка. На дне его тонул в траве почерневший выворотень. На шорох из-за коряги вдруг высунулись две рыжие мордочки. Лисята смотрели без всякого страха. «Ты нашу мамку не видел?» - спрашивали блестящие глаза.
- Она вам сейчас обрезков ветчины принесет, - одними губами пообещал Маэдрос, плавно отступая за березовый куст.
Конь нашелся у бережка речки за излучиной. Почуяв хозяина, фыркнул и зашагал навстречу, оставляя на зелени пятна охряного ила.

На три десятка наконечников и два ножа с рукоятками из яблоневого дерева Нерданель собиралась выменять, кроме овощей, тройку кур и петуха. Потому до своего возвращения велела сыновьям привести в порядок птичник.
Отговаривать мать от поездки Феанарионы не стали. Но страх, что она не вернется, лежал камнем на душах обоих.
Починив двери в сарае и прибив на место сломавшиеся жерди, не сговариваясь, постояли перед калиткой в воротах. Потом просто прижали тяжелую створку и пошли в дом. Мерзкое чувство бессилия перед теми, кто мог снова оставить их вдвоем, вызывало тихую ненависть.

Маэдрос уже расставлял вымытые тарелки на сушилку, когда брат, стремительно войдя в кухню, шлепнул на стол тонкую замызганную рукопись.
- Ты не доверял моему ощущению присутствия. Вот это было засунуто за книги как раз на средней полке отцовского шкафа.
- Ты уже посмотрел, что это за записи?
- Пролистал. Тут – о сильмариллах!
Швырнув полотенце на створку буфета, Старший придвинул стул и сел рядом.

Первая запись была словно обрывком мысли: «Почему Древа?». Далее шли математические знаки. Феанарионы сразу поняли, что записывались измерения силы света на разных расстояниях от Эзеллохара. Еще пару страниц занимали коэффициенты ослабления света в разных средах. Завершала вычисления давно известная формула, объединявшая расстояние, освещенность и нагрев.
Следующие строки были написаны чернилами более синего цвета: «…когда разбились Светочи, страшный огонь выплеснулся на землю и стал растекаться вокруг. Откуда огонь? Почему нет огня во Древах? Никакая часть Древ не обжигает, роса их падает на травы и стекает, подобно воде, в пруды и колодцы».
Несколько записей коэффициентов нагрева металлов, потом опять формула, выражающая связь между свечением и нагревом. Выражение знакомое, им пользовались все металлурги и стеклоделы нолдор для определения температур по спектру.
«Свет Древ подобен жидкости, которая испаряется. Скорость испарения не зависит от температуры среды».
«Скорость испарения зависит от материала, которому передается нагрев».
- Сам ход экспериментов отец писал в большой журнал, - нетерпеливо заметил Макалаурэ. – Помнишь, мы с тобой тоже возили объемные мерки росы на различные расстояния от Эзеллохара и потом передавали отцу сведения о скорости ее исчезновения и нагреве образцов.
- Полагаю, сюда Феанаро записывал только некие абрисы неоформившихся мыслей, - согласился Нельяфинвэ. – Потому и оставил рукопись, что не посчитал ее важной.
- А спрятал зачем? Давай скорей читать дальше!
«Стабильность и изменчивость. Устойчивость возможна только в форме непрерывного восстановления. Прекратившее развитие начинает разрушаться».
«Возможна ли изоляция субстанции от взаимодействия со средой? Изолирующий материал сам представляет собой среду. Следовательно, он должен самовосстанавливаться!».
- Помнишь, сколько мы бились с этой самой средой? - Маэдрос вскинул взгляд на брата. – Феанаро даже тебя и Турко припряг к экспериментам.
- Искали именно самовосстанавливающийся материал. Да еще чтобы скорость восстановления точно соответствовала скорости разрушения под воздействием этой самой «субстанции».
- Вот тут и написано, что материал найден. Дальше все летело и билось, наверное, десяток лоа. Пока наконец не получилось вот это.
Старший черенком ложки подчеркнул строчку: «Свет живет! Не истощается!».
Макалаурэ посмотрел в окно, где на еще голубоватом небе появился узкий серп.
- Дальше отец пишет, что свечение сильмариллов не отличается по свойствам от света Древ, но воздействует на окружающее интенсивнее. И… он пишет, что хочет сделать венец с сильмариллами для мамы…
- Ну, мама его носила. И даже Питьо с Тельво на себя напяливали, хотя он стукал их по переносице.
- Тут пара эскизов. Вот этот Феанаро и осуществил, доработав.
Страница под эскизами была чистой. Следующие записи начинались с нового листа.
«Благодаря функции самовосстановления камни неразрушимы никакими известными методами. Их можно только потерять».
«Не могу понять, почему смешанный свет в сильмариллах воздействует на восприятие эльдар. Вплоть до некоего ступора. «Подобен валар». В чем? Почему я себе не кажусь изменившимся в этом венце на голове? И Нерданель говорит, что это красиво – и не более того. Потому что она сама работала над материалом вместе со всеми?».
- Тельпэ, нацепивший этот венец как ошейник, тоже не казался валароподобным, - фыркнул Макалаурэ.
- Но ведь действительно, многие, особенно из жителей Тириона даже не узнавали Феанаро в этом венце! Шли же разговоры, что свет придает отцу запредельные для эльдар красоту и величие. Я отлично помню высказывания: «Словно бы один из валар».
- Ну, до валар и дошли такие мнения… Не понравились?
Маэдрос, мотнув головой, листнул рукопись.
«Резонанс!».
Слово было выведено крупно красными чернилами и трижды подчеркнуто.
- С чем резонанс?
- Подожди, Кано, может, дальше будет разъяснение.
«Все эксперименты – просто провал. Силима не восстанавливается».
- Точно, остальные образцы разлетались, как простое стекло.
- Ну, отец дальше и пишет, что надо сперва изучить свойства имеющихся камней, а потом уже пытаться повторить процесс.
«Хватит! Больше никто мне не заявит ни про валароподобие, ни про неуместность света в руках эльда! Не может быть, чтоб процесс не удалось повторить!».
«Самовосстановление не зависит от среды. Но резонанс наблюдается во всех средах».
Эта страница была украшена поясным портретом. Вполне узнаваемый облик ненавязчиво дополняли обвисшие уши и нос.
- Может, из-за этого рисунка рукопись спрятана?
- Кано, отец высказал все, что думает, в лицо не только Морготу, но и всему кругу валар.
«Чем дальше, тем спокойнее. Но Мелькор бегает где-то. Потому строиться будем по-новому».
- Ага, эта запись сделана уже после того, как мы уехали из Тириона. Вот и расчеты стен – целых четыре страницы. Поскольку мы их и строили, посмотрим, что дальше.
Следуюшие записи уже были черными.
«Источник энергии? Безусловно!».
«Сколько нужно росы, чтобы она не истаяла по пути в Форменос?».
«Силима самовосстанавливается, вбирая нужные частицы из окружающей среды. Значит, и из кожи моих ладоней, например, когда я держу в руках камни? Но почему тогда не причиняет им вреда? Потому что мое тело тоже непрерывно восстанавливается? А что будет, если с ней соприкоснутся те, что восстанавливаются скачками?».
«Валар восхищались и одобряли. Но сильмариллов коснуться не пытались. Догадались?!».
Феанарионы посмотрели друг на друга.
- Эонвэ хранил сильмариллы в шатре…
- И охраняли их эльдар! – Маэдрос стукнул кулаком по столу.
«Резонанс дает устойчивость в изменчивости! Энергия циркулирует!».
«Энергия создает вокруг себя зону устойчивости. Эта зона увеличивается, хотя и медленно».
«Пожалуй, сумей я повторить процесс неоднократно, сильмариллы могли бы создавать острова в океане. А вода? Она не твердеет, но образует стабильные течения. Движения воздуха непрерывные, без турбулентности. Времени у меня много, я пойму, что теперь не получается».
«Время теперь мое. Пусть Нолофинвэ правит в Тирионе, он так хотел. Все это ни к чему. Хоть через тысячу йен, но я снова сделаю сильмариллы. Лишь бы не мешали».
«Мелькор хочет завладеть моими камнями. Знал бы, к чему тянет руки! Но и другие не отказались бы».
«Там, за Морем, я сделал бы больше. Без подсматривающих и указующих».
На следующей странице было крупно и торопливо написано: «Никто не может владеть сильмариллами!».

- Все, - Маэдрос сложил листы в обратном порядке. – Последняя запись явно сделана, когда мы уже собирались в поход.
- Нам-то с самого начала было известно, что сильмариллы не украшения, а инструменты.
- Нет, Кано. «С самого начала» и отец не знал, что ему удалось сделать. Сперва он полагал, что это просто хранилища для светоносной… субстанции. И все время тратил на попытки повторить удачный процесс. С экспериментами в средах он начал гонять нас и подмастерьев, когда Амбаруссар уже подросли.
- Потому и поклялись мы преследовать каждого, кто схватит или бросит прочь сильмарилл.
- Ясно, что в корону Манвэ наши камни не попадут!
Братья коротко и зло рассмеялись.
В окне засияла ярчайшая звезда.
- Значит, и никакой майа не может возить сильмарилл по небу.
- Как и муж Эльвинг. Камень сам нашел устойчивое положение над Ардой.
- Может, он самостоятельно и взлетел туда?
- Нет, Кано. Разве был случай, чтоб сильмариллы не то что взлетали – сами катались по столу? - Маэдрос снова улыбнулся. – Валар нашли способ закинуть его вверх. А узнали о необходимости это сделать из какой-то бумажки, найденной в том шкафу в мастерской.
- Ну а как же благословение Варды? Мы ведь все слышали ее слова об особой незапятнанности света в камнях. И о том, что ни смертная плоть, ни нечистые руки…
- Да ты вспомни, сколько самой разной плоти хватало сильмариллы! Ногродские мастера чуть ли год возились с одним, стараясь найти для него место в ожерелье. Я уж не говорю о муже и сыне Лутиен – они-то уж точно та самая плоть! А повредили камни лишь Моринготто.
- Значит, это благословение…
- Всего лишь слова. Еще одна куча многозначительных слов, Кано.
- Но тогда…
- Если бы нам удалось отобрать камни у этой твари, Белерианд никто не смог бы разрушить. Мы бы уж точно не на шее их носили.
Макалаурэ поморщился:
- Те, кто носил… Они были просто не в силах понять.
- Они? Этот Диор, который не мог самостоятельно прочесть письма? Эльвинг, что каждое слово просто повторяла за мужем?
- В Гаванях жили уцелевшие в Хитлуме.
- Много ли их было? И значили ли их слова хоть что-то для тамошней королевы? Она была уверена, что владеет неким сокровищем, несущим в себе благость валар. Вроде бы залогом их участия в судьбе города.
- Дождалась участия, это точно. И до Эльвинг, и после.
- Результаты последних опытов с сильмариллами мы знали. Но вот свои главные выводы отец нам разъяснить не успел. Явился Моринготто, и все понеслось под откос. Стало совсем не до теоретической науки.
- Но самое важное мы знали: отвоевать и сохранить.
- Сильмариллы должны были остаться в Эндорэ, чтобы предотвращать разрушительные действия Моринготто… и других. Здесь, в Амане они ни к чему. Валар уж безусловно не станут крушить земли под собой. А Море наверняка продолжает наступать там, на востоке.
- Мама сказала, что слышала от какой-то синдэ – твоя крепость стоит, превратившись в остров. Не поддается землетрясениям и штормам. Выходит, в тебе есть нечто от сильмариллов? – Макалаурэ дернул брата за косу. – А вот Дориат послушно ушел под воду!
- Кано! Тут надо подумать серьезно! Положи это, где взял… Нет, лучше засунь в какую-нибудь книгу. Прятать надежнее всего получается на видном месте.

Все три привезенные курицы оказались коричнево-рыжими, рыхлыми и деловитыми. Держались кучкой, копались в пыли, ни на кого не обращая внимания. Зато петух – атласно-черный, с киноварными гребнем и бакенбардами, расхаживал по двору, надменно разглядывая новых хозяев то одним, то другим глазом. Голос у него был пронзительный и заливистый. Ласки и хорьки его сразу приметили, высунувшись из травы. Петух их тоже разглядел, но явно недооценил, продолжая демонстрировать свое величие. Естественно, ему и в голову не приходило, что безопасность его самого и его жен гарантировала лишь обитая железом дверь птичника.
- Если с нами что-то случится, пусть птиц заберут старые хозяева, - сказал Макалаурэ, наблюдая, как новые подопечные дубасят клювами по кормушке с зерном. – Лошади сами найдут себе жилье, а эти…
- Ты при маме такое не ляпни! – одернул его Старший.

Весна между тем склонялась к лету. В березняке обильно зацвела земляника, в ласточкиных гнездах пищали птенцы. Между плитами на внутренних дворах щетками поднялась молодая трава.
Когда-то ее вытаптывали ноги многочисленного населения Форменоса. Трое нынешних обитателей в основном ходили до мастерской и в сад. Да еще каждый день клали цветы к кургану первого короля нолдор.
Нерданель привезла несколько кусков крашеного холста и по вечерам шила обновки для сыновей. Днем иногда бралась за молот, чтоб отковать гвозди или стрельные насадки. Казалось, она сама забыла, что была скульптором и резчиком по камню.

Грядки обильно зазеленели, но не столько молоденькой ботвой, сколько все теми же бурьянами. Братья дергали сорняки, сваливая остро пахнущие вороха у сарая. Ладони у обоих оставались в желто-зеленых пятнах даже после помывки со щеткой. Особо напоминала лягушиную лапку левая кисть Старшего – протезом мыть живую руку не будешь. Он все же, как у себя в Химьярингэ, обвязывал мочалкой скамейку в купальне и тер руку об нее. От Нерданели это устройство скрывали.
Победить первенцев Йаванны удалось, только когда липы у мастерских загудели пчелиными роями.
Куры исправно неслись, то и дело оглашая двор истошным кудахтаньем. Но однажды, возвращаясь с огорода, Феанарионы услышали протяжное «коооо!» петуха. Черный замер на одной ноге, вывернув шею так, что один его глаз уставился прямо в небо. Братья глянули вверх и увидели плывущую в облаках хищную птицу. Расстояние не могло обмануть – к недалекой горе летел гигантский орел.
- Еще соглядатай, - Майтимо презрительно поджал губы.
- Я вот подумал, - отряхивая колени, сказал Макалаурэ. – Горы Эккориата вспыхнули, наверное, первыми. Гнезда орлов уцелеть не могли.
- Думаешь, эта птица переселилась сюда из Эндорэ?
- У тех, что жили возле Ондолиндэ, повода откочевывать на восток не было. Полагаю, им не запретили перелететь Море.
- Кто знает…

Травы на лугу у подножия кряжа поднялись до пояса Феанарионам. Между сочных стеблей разных злаков сверкали серебром и золотом головастые ромашки, лиловели луговые колокольчики, краснела смолка. Выше всех колыхались белые облака кашек.
- Мама, ты зимой сюда приезжала? - озирая пестрые заросли, неожиданно поинтересовался Макалаурэ.
- Бывала и зимой, - Нерданель рассматривала трехцветный колос погремка.
- Снегу здесь много лежит?
- Выше колена. Что это так тебя заинтересовало? Горячую воду мы наладили – не замерзнем. И угольный выход открыли, можно будет брать для печи.
- Просто подумалось: чем будем зимой коней кормить? Да ты еще хочешь телочку привести. Мне при виде вот этих трав Лотланн вспомнился. Как раз когда злаки зацветали, у нас начинали косить сено. Дело выглядит так, что и тут пора за это приниматься.

Косы отыскались под хламом. Феанарионы выправили их, насадили на как раз хорошо просохшие березовые жерди.

Уставшие, они лежали на ворохе свежей травы.
- Пахнет словно бы только что разрезанным арбузом.
- Я бы сейчас от арбуза не отказался, - Макалаурэ смотрел на растущее над горой кучевое облако. – Помнишь, Тьелко лежал у нас в Химьярингэ? Когда отбили Аркалондэ? Он в бреду как раз просил арбуза… Взять было негде, мешали клюквенный сок с яблочным компотом…
- И Морьо, когда его изрубили… Едва более-менее ожил, вдруг захотел мяса. Сырого. Целительница прямо остолбенела. А ключница его, глазом не моргнув, принесла подсоленый фарш. И он это ел!
- Помню, как тебя замутило от зрелища. Второй раз он такой еды не пожелал, но те несколько ложек явно пошли на пользу.
- У раненых бывают странные желания. Ты сам, Кано, однажды чуть ли не две недели питался липовым отваром с вареньем.
- Ничего больше в рот не лезло…
Они одновременно замолчали. Обоим пришло в голову: а как там, в Мандосе, братья? Что если они так и лежат на камне, страдая от ран?. Тьелко, захлебнувшийся собственной кровью? Морьо, которого нашли в большой луже, натекшей из перерезанного горла? Курво, зажавший обеими руками разрубленную грудь? Издырявленные стрелами Амбаруссар? От потери крови страшно хочется пить. Но никто не подаст им там воды. Да и утолит ли вода жажду мертвых?.. Валар милосердны… очень по-своему…
- Отдохнули, - Маэдрос вскочил с примятых стеблей. – Надо это все разворошить и идти обедать. Мама ждет.

Пока трава сохла, набрали в ближнем березняке листочков земляники – для зимнего питья. Потом пришло время собирать ягоды, увозить в сараи звонкое сено. Пио мгновенно согласился таскать волокушу из двух жердей, а Юлинья и Алассэ участвовать в работе совсем не пожелали. И сено им на вкус не понравилось.
Вскорости начали наливаться густо-краплаковым вишни. Поскольку мед следовало поберечь, их, а потом и розовые сливы сложили на решетки над кухонной печью. А яблони уже заметно наклонили ветки под тяжестью будущего урожая.
Требовал заботы огород, возникала необходимость что-то подремонтировать в замке, мастерских, прочих службах. С делами, прежде распределявшимися на пару сотен работников, приходилось справляться втроем.
Арафинвэ не забывал пока ежемесячно присылать обоз. Феанарионы получили запрошенные доски, гвозди, некоторое количество труб и фитингов. Кто-то напомнил королю о снежной зиме в этих краях, и в Форменос привезли полсотни мешков зерна.
Никаких особых новостей возчики не сообщали. С востока приходят редкие корабли, на Эрессеа строются и осваивают заросшие земли. Прибывшие счастливы воссоединиться с родичами, хотя бы и через Эльдамарский залив.
- Конечно, никто не захочет оставаться в краю, который все сотрясается, - уверенно заметил Сурион, помогая, как всегда, разбирать кладь в фургоне. – Море уже захлестывает страну, в которой проживал народ… лайквенди. И один удар расколол те горы, что были на самом западе вашего Белерианда. Знаете, там проживал пещерный народ, дети Аулэ? Так горы раскололись как раз по тому месту, где находились их поселения.
Маэдрос свалил с плеча тяжелый мешок.
Высокие чертоги Габитгатхола, рыжебородые мастера, рассматривающие лампы-кристаллы – подарок Куруфинвэ.
Кхазад, опершийся спиной о валун и валящий каждым взмахом двуручной секиры по паре орков: «Что ж, гвенды, приморился я. Пожалуй, вовремя прискакали».
Карнистир, ловко водящий мечом вокруг себя двух кипящих азартом подгорных воинов.
С ревом корчащийся и колотящий хвостом дракон. Он же, с мордой, усаженной короткими болтами, улепетывающий, волоча заднюю лапу. Ровно шагающий хирд, окруживший щитами носилки своего короля…
Моринготто не по зубам оказались горные крепости кхазад. Другие с ними справились.
- Кто-нибудь там уцелел?
Юный нолдо сообщил покровительственно:
- Дети Аулэ из тех городов разошлись по горам на востоке.
Потом, словно опомнившись, глянул на Феанариона с любопытством:
- Вы встречались с ними… ну, этими подгорными жителями?
- Мы вместе сражались против Моринготто, - и взял следующий мешок.

Зеленую падалицу тоже надо было собирать и сушить на корм коням. Кончики пальцев у Феанарионов и Нерданели не отмывались от яблочной черноты.
Макалаурэ, поставив полную корзину на скамью, вдруг посмотрел на брата сузившимися глазами:
- А что если вот так: пройдет это лето, потом зима, следующее лето, опять зима… Будут проходить годы, а о нас не вспомнят? Моринготто сидит в Мандосе, сильмариллы – у валар – зачем мы нужны? Никому не мешаем, запертые тут «на полдня конного пути». Эндорэ рушится, но в Амане все спокойно…
Майтимо встряхнул его за локоть:
- Не киснуть!
- При чем тут «не киснуть»! Нам с тобой как раз живется неплохо. Вон сегодня будет рулет с яйцами.
- Вот что, Кано: назавтра бросаем всю эту возню и проедемся. Чувствую, у тебя терпение истощается. А этого допускать нельзя.
- И что, терпения должно хватить на все оставлиеся Арде йены?
Маэдрос молча потащил свою корзину на кухню.

Нерданель в этот раз от прогулки отказалась.
- Действительно, вы совсем измотались с домашней работой. Прокатитесь. А я дошью то, что начала. И хочу сегодня вишневый пирог испечь.

Поставленное условие «не удаляться от места жительства больше, чем на полдня конного пути» раздражало как осязаемый знак неволи. Нарушать приказ они не собирались. Но расстояние в полдня пути зависит от того, как они проделают этот путь. Если по-походному: пять минут шагом, пять галопом…
Молодые кони сперва взяли горячо, пришлось дать им проскакаться. Потом вели собранно, давая отдышаться на шагу и снова высылая. Скоро обогнули дальний кряж и оказались в соседней долине.
Здесь когда-то разрабатывали железную руду. Дорога давно заросла, угадывалась лишь по выбитым копытами и колесами ложбинкам в скатах. Шахту наверняка залило и завалило, потому сворачивать к ней не стали. Осенью будет время проверить, можно ли там хоть что-то восстановить вдвоем. Ну и поправить одну домницу. Или выложить новую.
В полдень остановились на берегу одной из бесчисленных горных речек, расседлали коней. Пока Алассэ и Юлинья перекусывали травкой, искупались и пожевали хлеба с копченым мясом. И снова поскакали вперед, отсчитывая лиги.

Со склона этой горы Форменос казался блестящей крошкой хрусталя на темно-зеленом рыхлом бархате. Оставив коней отдыхать, Феанарионы поднялись до щебнистой промоины.
- Турко сюда заезжал за горными козлами, - Майтимо оперся ладонью о ребро скалы.
- Амбаруссар все старались за ним увязаться… Однако сколько ни смотрю, ни козлов, ни оленей тут не видно. У воды ни следа… Глянь-ка!
Макалаурэ держал на ладони крупную гальку. Плоский отлом ее сквозь почти прозрачную голубизну отливал алым и малиновым.
- Ух ты! Какой опал! Кано, давай поищем получше!
Намочив рукава и колени, они набрали полтора десятка обломков разной величины.
- Маме отдадим. Не все же ей шить и в огороде копаться.
В поисках Феанарионы незаметно для себя спустились к лужку, на котором оставили коней. Те, радостно фыркая, подбежали было… Юлинья с храпом прянул к корявым соснам – луг накрыла огромная тень.
Орел, не шевельнув пером, проплыл почти над верхушками леса и скрылся за отрогом.
- Понятно, кто разогнал крупных копытных… Нельо, не заметил, откуда он появился?
- Вон с той горы, кажется.
- Значит, такие у нас теперь соседи… Анар уже вполдерева над горизонтом.
- Условие гласит «полдня пути». То есть, если не заночуем, то даже в темноте вернувшись, мы его не нарушим, - усмехнулся Маэдрос.

Добрались до крепости они действительно уже под светом Раны. Из кухонного окна на плит двора падал неяркий свет.

Нерданель долго перебирала опаловую гальку.
- Прежде вы вроде бы ничего похожего тут не находили. Агаты, помню, привозили.
- Наверное, недавно размыло выход. Мам, мы тебе станок наладим. А готовить сами будем.
- Тут не только станок шлифовальный нужен.
- И резцы откуем!
- Нет уж! Для такого камня сделанные на скорую руку инструменты не годятся. Я свои привезу. Когда с огорода все уберем. Пока что положу опалы подальше. Чтоб не отвлекали.

Подвалы в крепости были обширными. Когда-то, собираясь в Эндорэ, из них вытащили оружие и инструмент. Бруски металла и необработанные заготовки валялись беспорядочными грудами, попадались под ноги.
- Нельо, нам тут всего хватит для работы на сотню солнечных лет! – восхитился Макалаурэ, когда они вдвоем прошлись по подземельям с голубой лампой в руках.
- Да уж: таскать – не перетаскать всю зиму, - Маэдрос повертел в руке зубчатое колесо. – Не помнишь, для чего это отлили?
- Кажется, для шахтного подъемника. Никому не понадобилось.
- И все эти помещения нам пока не понадобятся. Выметем ближнее хранилище.
- Надо еще ящики сколотить под овощи.

С деревьев падали листья. Феанарионы дергали морковку; стараясь не уронить, складывали в тележку желтые тыквы. Часть заготовленного сена пришлось пожертвовать на перекладку отборных яблок и груш. Но старые деревья, несмотря на весеннюю непогоду, постарались – на оголившихся ветках висело еще много красных и желтых плодов.
- Иной раз уже и снег выпадал, а в лесу попадались яблоки на деревьях, - Макалаурэ поднял с земли овальное, в красных полосках по зеленоватым бокам. – После мороза те становились мягче и слаще. Осенью же ими можно было камнеметы заряжать.
- Особенно в предгорьях… Успел Гюмир увести народ, когда горы начали рушиться? Кхазад – они так привязаны были к своим жилищам и мастерским…
- Надеюсь, они поняли, что надо уходить, когда взорвалась Рерир, и затрясся весь северный хребет.
- Еще Азагхал рассказывал Курво о великом царстве под Хитаэглиром. Может быть, они туда и перебрались. И море, надеюсь, не достанет.

В ворохе заготовок нашлись два почти готовых клинка. То ли в спешке сборов их не заметили, то ли решили, что недоделок и так нагрузили достаточно.
Макалаурэ взялся сам отполировать металл. Видимо, огородная возня опротивела ему предельно. Сваливать все на брата и мать он, конечно, не собирался. Но, едва освободившись от копания и таскания, садился к станку в мастерской. Сероватый металл наливался серебряным блеском, и на нем проступали тугие аспидно-лиловые муары. Рукоятки Линдо выточил из сухого яблоневого дерева и аккуратно оплел красным ремешком. Пара устий и наконечников нашлась опять в ящике Куруфинвэ.
Маэдрос и Нерданель собирали ужин, когда Макалаурэ положил на стол два меча в красных ножнах. Кожа обтяжки была гладкой, яблоки рукоятей украшал лишь крупный рисунок: два ивовых листа огибают восьмиконечную звезду.
- Они одинаковые. Тебе, Нельо, коротковат будет, а мне в самый раз.
Нерданель поставила миску фруктового салата и мягко погладила ножны того, что оказался ближе. Потом положила ладонь на рукоять. И чуть выдвинула лезвие.
- Садитесь есть. Тучки собираются, но завтра еще, надеюсь, погода простоит. Надо заканчивать с огородом.
Мечи Феанарионы унесли в свои спальни.

Теплые дни осени истаяли быстро. Частые дожди остудили воздух. Ласточки явно улетели в Тирион, за ними отправились скворцы, а потом и дрозды. Зато появились два ворона, явно решившие обосноваться где-то на чердаке надвратной башни.
Феанарионы по утрам устраивали тренировки с мечами. В подвалах нашлись две кольчуги с недоплетенными подолами. Надетые поверх меховых курток, для разминок они годились.
Нерданель иногда выходила во двор и молча смотрела на сыновей. Маэдрос был уверен, что ей виделись тут не двое…

Когда лужи на плитах начали ночами затягиваться ледком, в мастерских был наведен окончательный порядок.
Завалы в подвалах радовали. Всю зиму будет, чем себя занять. Перспектива просто сидеть на кухне, латая одежду и стараясь в беседе не сказать лишнего, казалась невыносимой.
За разборку взялись сразу, едва разложили на хранение овощи и фрукты. Ремонта оказалось немного, стеллажи и полки уцелели. Требовалось только выгрести накопившуюся пыль и паутину да соскрести с пола землю, натасканную на сапогах в спешных сборах. Ну а потом уже разложить отдельно заготовки и слитки металлов; прикинуть, чего и сколько осталось на их долю от ушедших мастеров.

Когда-то в долине у крепости стояли хутора, окруженные садами и полями. Нолдор, собравшиеся вокруг Феанаро и короля, старались жить вне зависимости от остальной страны. Теперь землю захватили леса. От домов остались лишь разваленные корнями фундаменты.
Натыкаясь в редких выездах в лес на эти останки, Феанарионы не могли не вспоминать прежних жителей долины мастеров.

Секач был велик, одинок и зол. Когда почти все листья опали с берез и ольхи, он несколько раз пытался присоединиться к стаду. Но матки дружно нападали на него, грозя длинными клыками – боялись, что начнет отгонять подсвинков, а то и сеголеток. Приходилось отступать, а потом валяться в ильнике, чтоб залепить свежие ссадины. Мухи почти все заснули, но среди дня все же две-три пытались присесть на открытое мясо и отложить яйца. Особенно беспокоила борозда под левым глазом. Морда вокруг припухла, закрыв часть обзора с этой стороны. Потому появление двуногих именно слева напугало.

Феанарионы отправились за красной жимолостью. Древесина ее не зря слыла «растительной костью». Высохшая, она была прочна, как железо. Толстыми стволы кустарников не были. Но на рукоятки для инструментов и не требуются бревна.
Макалаурэ уже собрался срубить облюбованный стволик, как в зарослях орешника послышался треск. Нолдо стремительно шагнул к старой липе.
Секач вылетел на прогалину стрелометным болтом. Противник его внезапно исчез с дороги, зверь взрыл копытами землю и дернулся вправо-влево, высматривая его. Долговязые приятели двуногих метнулись прочь, испуганно храпя.
- Йии-яххаа! - на манер «белых вастаков» вскрикнул Маэдрос, подхватывая топор.
Отправляясь за заготовками, они, безусловно, не взяли ни копий, ни луков.
Вепрь развернулся на звук, безошибочно услышав в нем вызов на бой. И ринулся тараном, чтоб сразу сбить с ног и ударить правым клыком в самое уязвимое место – в живот. Но и этот враг успел отскочить, а по крупу ударила тупая боль.
- Ярррраа! – голос слева был другим, но таким же раздражающе-враждебным.
Макалаурэ коротким прыжком ушел за ствол липы, тоже успев вогнать свой топор в холку. Клык содрал полосу коры до луба.
Раны секача были глубокими, но не убавили ни силы, ни ярости. Он развернулся, круша молодую поросль, и снова выскочил на прогалину.
Двуногих было двое, и стояли они тесно друг к другу. Вепрь замялся, выбирая противника. И ринулся на того, что был слева.
Феанарионы чуть расступились и нанесли удары одновременно: Макалаурэ по переносице, Маэдрос в основание черепа. Кабан все же пробежал несколько шагов, прежде чем рухнул и по инерции проскреб борозду в полегшей траве.
- Нельо!..
Тот перехватил взгляд брата, посмотрел на свою правую ногу.
- Иногда и нам везет. Только штанину разорвал, даже синяка не будет.
Они подошли к неподвижной туше.
- И нужно же было ему гулять именно в этих кустах!
- Да уж, такой трофей нам без надобности… Будь мы там, у себя – хоть щит бы обтянули. И собак накормили.
Оба коня, опасливо пофыркивая, подошли поближе.
Огромная тень накрыла прогалину, заставив их застричь ушами и начать драчливо выгибать шеи.
Орел вернулся, проплыв пониже – и, подняв тучу желто-бурых листьев, опустился на краю овражка. Чуть повернув голову, он посмотрел на Феанарионов темно-янтарным глазом.
Тьелкормо умел говорить почти с любым животным. Двое старших ощущали лишь странную глухую печаль, исходящую от птицы. Она словно потеряла что-то очень для нее важное – и навсегда. Так же, как и они…
- Ты жил там, за Морем? – спросил Макалаурэ.
Тоска… Почти остывший гнев… Огонь, огонь!... Невозможность помочь… Гибель!... Но не своя, а тех, кто не мог спастись… Одиночество…
- Ты потерял своих птенцов? И подругу?
Тоска и усталый гнев…
- Если тебе нужен этот вепрь – забирай.
Орел, неуклюже переступая, подошел к туше.
- Пошли, Кано. Надо же палок нарубить.
Кони издали обошли начавшую раздирать кабана птицу.

После трех ночных морозов потеплело, туман снова накрыл долину.
Нерданель рассматривала окаймленные инеем темно-багровые листочки шиповника.
- Вот теперь я знаю, что сделать с вашими опалами! Серебро и немного эмали.
- И что это будет? – поинтересовался Маэдрос, обравывший подмерзшие ягоды.
- Для начала – венчик Макалаурэ и новая фибула к твоему плащу. Тому, что подарила тебе дочь Элендо.
- Этой зимой они нам очень пригодятся…
- Потому я и отправлюсь послезавтра в Тирион. Надо привезти для вас одежду из старых запасов. Ну и мои инструменты. Красок для тебя, запасные струны для Кано… Потом вспомню, что еще нужно прихватить.
- Мам, да ведь холодно! – высунулся из зарослей Линдо. – как же ты будешь ночевать в лесу, когда вот-вот снег пойдет!
- В первый раз, что ли? – беспечно улыбнулась Махтаниэн. – Мы с вашим отцом забирались в такие места, что и у костра уши мерзли. А уж дорогу сюда я выучила до последнего камешка. И шалаши, что мы с Лехте устроили возле дороги, вполне целы. В них я и ночевала, когда ехала к вам.
- На обратном пути уже снег ляжет! – Макалаурэ готов был вцепиться в рукав матери.
- Обратно поеду с очередным караваном. Надеюсь, Арафинвэ не оставит нас тут зимовать на одних припасах. А забудет – так сама напомню.
Заставить Нерданель отменить принятое решение не умел и сам Феанаро.

Да не опасайтесь вы ничего! – пристегнув саквы, Нерданель обернулась к сыновьям. – Итиль истает и снова округлится, и я вернусь. Только не переходите тут на хлеб и подстенные травы. И не надрывайтесь в подвалах, таская железо. За зиму можно все сделать без спешки.
Она обняла сперва младшего, потом старшего и села на коня. Пио взмахнул отросшей гривой и шагнул в калитку.
Феанарионы смотрели ей вслед от ворот, пока всадница не скрылась за серым березовым мыском.



--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2018, 21:34
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Ось цэ другое дело! А то прям как не свои.

Но скажите, а почему М&М называют Феанора по имени, а не "отец"?


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 10 2018, 21:46
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата
а почему М&М называют Феанора по имени, а не "отец"?

А почему ты меня называешь не по имени, не по нику, а "мадемуазель"? Как уж получается, язык выбирает сам.


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2018, 21:49
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Цитата (Флер де Лис @ Апр 10 2018, 21:46)
А почему ты меня называешь не по имени, не по нику, а "мадемуазель"? Как уж получается, язык выбирает сам.

Мы с Вами вообще-то не в родственных отношениях. Согласитесь, называть отца по имени - это несколько странновато. И потом, Нерданель-то они мамой зовут, а не по имени.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2018, 21:53
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Цитата
Но скажите, а почему М&М называют Феанора по имени, а не "отец"?

И так, и так называют. но видимо, иногда чувствуют некоторую отстраненность от него - более воспринимают как великую личность, чем как близкого человека. Все же 500 лет войны - это и для эльфов довольно длинный срок. Может, для благих аманцев это - как для нас год. А для воевавших долгое время. И Образ Феанаро даже для сыновей стал более многозначным, чем просто отец.




--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2018, 22:03
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




"Вполне узнаваемый облик ненавязчиво дополняли обвисшие уши и нос"

Узнаем печальные уши, да.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Тигра
Отправлено: Апр 13 2018, 19:54
Quote Post


Тигрица с драконом
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 639
Пользователь №: 11
Регистрация: 22-Марта 17
Статус: Offline

Репутация: 893




Притащу-ка я и сюда свой старый короткий рассказик. Я на ХА его выкладывала. Мне он нравится. ;)
Помню, у меня такое замечательно лирическое настроение было, какое редко приходит.

Перекресток притих на мгновенье, в этот момент с порывом ветра, откуда-то сверху, прилетает свиток. Он падает на землю, подпрыгивая на неровных поверхностях земли и перекатываясь, катится, подгоняемый ветром. Ветер внезапно стихает, будто его и не было. А свиток, по инерции еще продолжавший свое движение, докатывается до середины Перекрестка и остается лежать совершенно недвижимым.

(IMG:https://img-fotki.yandex.ru/get/15552/19589310.85/0_9b168_5fff48c_S.jpg)

В осеннем лесу


[Показать/Скрыть]
Ветер, пролетал высоко-высоко над землей, рассматривая под собой мелькающие пейзажи. Вот поля, река, вот лес… осенний лес… Трудно не заметить с высоты птичьего полета золото, поблескивающее в лучах вечернего солнца и это действительно красивейшее зрелище. И он решил немного встряхнуть его, поиграть с золотыми листьями. Ветерок снизился и молча стоявший лес, вдруг ожил и полилась красивая осенняя мелодия, состоящая из разнообразного шуршания травы и листвы. А лучшие певцы из птичьего мира подхватили и дополнили ее новыми нотами. Даже кукушка внесла свою лепту. Вскоре уже все лесные жители голосили на разный лад, кто во что горазд, пытаясь показать, что именно он лучший певец или музыкант.
Неожиданно многоголосый хор стих.
- Ку-ку-к… - послышалось в полнейшей тишине и резко оборвалось. Кукушка вдруг поняла, что что-то не так. Один лишь ветер продолжал играть свою мелодию.

Сквозь шелест слышались крадущиеся шаги. И на лесной поляне показалась красивая рыжая Тигрица. Шла она не спеша, особо не таясь, мягко ступая пружинистым шагом большими лапами. Тигрица остановилась и шелест прекратился. Так она стояла в тишине, щуря свои янтарные глаза от яркого солнца, наслаждаясь теплом и красотой осеннего леса.
Поняв, что опасности нет, все участники музыкального конкурса продолжили свои незаконченные произведения. Лишь одна кукушка, обидевшись непонятно на кого и на что, бросила на прощанье свое: «Ку-ку», резко сорвалась с ветки и улетела прочь.
А Тигрица сделала шаг, другой, прислушиваясь к шелесту листьев и другим звукам ожившего вдруг леса. И неожиданно начала бегать, кружиться, ловить летающие вокруг листья. Сколько времени это продолжалось – она не знает. В такие моменты теряется чувство времени. Она даже не заметила, что лесная живность вновь смолкла.

- Кхм-кхм…
Тигрица аж на целый метр вверх подпрыгнула от неожиданности. Оглянувшись в сторону звука, она замечает обладателя голоса.
- А-а-а-а-а… это ТЫ-ы-ы! Ты когда вернулся? – обрадовавшись, спросила она.
- Только что. Я сразу полетел к тебе в Перекресток. Но там сказали, что ты вчера была от чего-то грустная, а сегодня тебя еще никто не видел. Ну, я и подумал, что ты можешь быть только в лесу, на нашей любимой поляне.
- Я решила насладиться недолговечной осенней красотой и теплом, в преддверии зимы.
- А от чего ты грустила? Может, кто обидел?
Тигрица посмотрела на дракона. «Я и сейчас грущу» - подумала она, не подавая вида.
- А. Не знаю. По тебе скучала. – подмигнув, сказала она уклонившись от ответа.
- Так у тебя, помимо меня, есть еще друзья. А мне надо иногда надо по делам улетать. Тут уж ничего не поделать. – вздохнул Дракон.
Она задумчиво смотрела на Смауга и ничего не ответила. Дракон был красив, его чешуя, нагретая в лучах солнца и от поднимавшегося вверх, с поверхности драконьей брони, теплого воздуха, казалась объятой настоящим пламенем.
«Ну почему она такая скрытная? Ничего не расскажет. Я же вижу, что ее что-то тревожит. Поделилась бы, глядишь, и легче стало» - подумал Дракон. Но тоже решил не продолжать эту тему.
- А что ты здесь делала одна? – спросил он.
- А давай побегаем, пошуршим листьями. – вопросом на вопрос, все еще пребывая в задумчивости, ответила Тигрица.
- Э-э-э… Гм… Кхм… Я маленький что ли, чтобы играться с листьями? - Смауг смутился и покраснел. Правда это никто не увидел, так как он и так весь красного цвета – куда уж больше краснеть.
- Ну и что тут такого? Веселья никто не отменял! – сказала она, дружески толкнула его в плечо. И начала, радостно подпрыгивая, бегать кругами вокруг Дракона.
- Ах, ты так! Ну, погоди! – в шутку сердито взревел Смауг и погнался за Тигрицей.

И вот уже они оба бегали и подпрыгивали по поляне, ловя кружащие в воздухе листья. Ветер обидевшись притих, от того, что Дракон прекрасно обходился без его помощи заставляя, листья плясать в веселом танце, своими большими крыльями. Долго веселились Дракон и Тигрица, забыв про все свои печали и горести. Им было просто хорошо вдвоем и они радовались словно дети. Но все имеет свое начало и конец. Так и здесь – начинало темнеть, солнце почти скрылось, унося с собой тепло лучей. Да и устали оба от беготни, упали, тяжело дыша, в траву, посреди поляны.

- Ууф, давно я так не веселился! – сказал Смауг, немного отдышавшись.
- Ага, я тоже! – радостно поблескивая глазами, ответила Тигрица. – Жаль, что уже пора по домам расходиться.
- Ну так, мы можем и завтра встретиться. Пока! – попрощался Дракон.
- Пока! До завтра! – помахала лапой Тигрица.

Дракон и Тигрица отправились по домам, в разные стороны, и исчезли в лесу. Лесной концерт уже давно закончился. Ведь птицы рано ложатся спать, задолго до темноты, и встают с первыми лучами солнца. Поляна опустела, листья сиротливо лежали в траве, будто золотые россыпи.

«А все-таки без меня никак не обойтись» - подумал ветер. – «Кто-то же должен сорвать все листья с дерев, чтобы весной они смогли обновить свой наряд. А мне уже пора. Загостился я что-то и меня ждут в других местах. Я сюда еще вернусь». Ветер напоследок дунул посильнее и в уходящих лучах солнца в осеннем вальсе закружились листья.

26.09.2014 г.



--------------------
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 21 2018, 18:42
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




УРА!!!

Творческий союз

Медведь и Кракодил


[Показать/Скрыть]


снова с вами!!!

Любая работа требует больше времени, чем на нее отводится, но мы не сдавались, и вот наконец продолжение!!


Пока король не вернется

Глава 2. Сомнения


[Показать/Скрыть]


***


— Мне ну­жен мой по­сох!
— По­сох? — на ли­це Стра­жа бы­ли вни­мание и оза­дачен­ность. — Ка­кой по­сох?
— Мой по­сох! У ме­ня был по­сох, вер­ни­те его мне.
— Ес­ли он был у вас, то ку­да же вы его де­ли?
— Я от­дал его од­но­му из стра­жей пе­ред на­чалом це­ремо­нии. На­де­юсь, у вас тут не при­нято прис­ва­ивать чу­жие ве­щи?
— Ни в ко­ем слу­чае. Я вы­яс­ню, кто имен­но де­журил у вы­хода, и спро­шу о судь­бе ва­шего иму­щес­тва.
Он скрыл­ся за тя­желой створ­кой и по­явил­ся че­рез пол­ча­са.
— Я раз­го­вари­вал с обо­ими ко­ман­ди­рами, ко­торые рас­по­ряжа­лись ка­ра­улом у вы­хода на по­ле, они уве­ря­ют, что ни­кому из их под­чи­нен­ных вы не от­да­вали ни­како­го по­соха. Оче­вид­но, вы за­памя­това­ли, что приш­ли на це­ремо­нию без не­го…
— Ес­ли вы на­мека­ете, что я те­ряю па­мять, то очень оши­ба­етесь! — вспы­лил Гэн­дальф. — Я всег­да и вез­де хо­жу с по­сохом! К то­му же, ес­ли бы я его за­был, он был бы здесь, в этой ком­на­те. Но его нет!
— Не нуж­но так вол­но­вать­ся. Ес­ли ваш по­сох не най­дет­ся, мы взы­щем с ви­нов­ных его сто­имость, — не­воз­му­тимо ска­зал Страж. — Или най­дем для вас рав­но­цен­ный.
— О чем ты го­воришь, жал­кий маль­чиш­ка, глу­пец! — гла­за Гэн­даль­фа ме­тали мол­нии, он слов­но стал вы­ше рос­том, хо­тя по-преж­не­му был вы­нуж­ден смот­реть на со­бесед­ни­ка сни­зу вверх, что толь­ко уси­лива­ло его ярость. — Мой по­сох не име­ет це­ны!
— Тог­да от­че­го же вы так огор­ча­етесь? — не­воз­му­тимо по­жал пле­чами со­бесед­ник. — Нет ни­чего лег­че по­доб­рать вам по­хожую пал­ку.
— Пал­ку?! Пал­ку?! — ка­залось, маг го­тов был убить взгля­дом эту бес­то­лочь. — Да ес­ли бы у ме­ня в ру­ках бы­ла сей­час эта, как ты вы­разил­ся, пал­ка, ты бы уже… Ма­ло то­го, что вы са­мым наг­лым об­ра­зом дер­жи­те ме­ня здесь…
— Я вы­пол­няю при­каз, — пе­ребил его гон­до­рец. Ли­цо его мгно­вен­но ста­ло су­ше и стро­же. — По­сох ваш мы по­ищем, и, ес­ли у вас нет дру­гих по­жела­ний, я вас ос­тавлю. Мне нуж­но про­дол­жать нес­ти служ­бу.
Он опять скрыл­ся за дверью, преж­де чем Гэн­дальф ус­пел выс­ка­зать в его ад­рес все име­ющи­еся по­жела­ния.
Маг сно­ва ос­тался один. Дав­но он не чувс­тво­вал се­бя та­ким… бес­по­мощ­ным. При­вык с по­сохом. Ко­неч­но, он впол­не спо­собен об­хо­дить­ся и без не­го. Си­ла ма­га не в ка­ких-то под­ручных пред­ме­тах. Но с по­сохом удоб­нее, а по­том без не­го как буд­то че­го-то не хва­та­ет. Да­же это­го дер­зе­ца по­давить взгля­дом не по­лучи­лось. Стран­ное де­ло, как буд­то Гэн­дальф уже ви­дел это ли­цо. Пос­ле схват­ки с бал­ро­гом и воз­вра­щения па­мять иног­да вы­киды­вала с ним злые шут­ки. Ве­ро­ят­но, ви­дел здесь же, в Ми­нас Ти­рите во вре­мя преж­них ви­зитов, но как, при ка­ких об­сто­ятель­ствах? По­чему-то это ка­залось важ­ным, ме­шало сос­ре­дото­чить­ся на дру­гом, бо­лее на­сущ­ном. Зря он так рез­ко, на­до бы­ло ина­че — мяг­ко, вкрад­чи­во… Но кто ж знал, что так по­лучит­ся! Гэн­дальф — не Са­руман, он при­вык брать верх схо­ду. И поч­ти всег­да по­луча­лось, осо­бен­но со смер­тны­ми.
Гэн­дальф сел на скамью и с си­лой по­тер паль­ца­ми над­бровья, на­низы­вая в го­лове все пос­ледние со­бытия на еди­ную нить.
Ког­да он за­хотел по­кинуть ком­на­ту, его не вы­пус­ти­ли. Веж­ли­во, но твер­до. Рас­по­ряже­ние ко­ман­ди­ра Стра­жи, всем гос­тям по­ка ог­ра­ничить хож­де­ние по Ци­таде­ли. До­пус­тим. Воз­ра­зить не­чего, он дей­стви­тель­но счи­та­ет­ся здесь гос­тем.
Он пот­ре­бовал свой по­сох, но ему его не от­да­ли. Лень им ут­руждать­ся лиш­ний раз. Ни­чего, это бу­дет при­пом­не­но в свое вре­мя. А с по­сохом воп­рос ре­ша­емый. К ве­черу вер­нется Пип­пин, ко­торый из-за ка­кого-то де­журс­тва не смог при­сутс­тво­вать на ко­рона­ции и очень по это­му по­воду огор­чался. Вот его и мож­но от­пра­вить на по­ис­ки. Или… Или кто-то здесь хо­рошо ос­ве­дом­лен, что по­сох в ру­ках ма­га не прос­то пал­ка?! Нет, от­ку­да бы? Хо­тя… Вес­ти из Ро­хана до­ходят сю­да ре­гуляр­но, вот и под­робнос­ти при­шес­твия Гэн­даль­фа в Ме­дусельд дав­но мог­ли сде­лать­ся из­вес­тны­ми. И кто-то ока­зал­ся ос­мотри­тель­нее, чем не­дале­кие ро­хан­ские вар­ва­ры.
Ес­ли до сих пор Гэн­дальф мог счи­тать по­яв­ле­ние ум­барца во­лей зло­го ро­ка, то те­перь ста­ло яс­нее яс­но­го: это не при­хоть слу­чая, это чей-то умы­сел. Впро­чем, не будь он так рас­те­рян и раз­гне­ван, по­нял бы это сра­зу, ибо не са­мо­убий­ца же этот за­нос­чи­вый по­томок Чер­ных Ну­менор­цев, что­бы явить­ся в Ми­нас Ти­рит на од­ном ко­раб­ле не бо­лее чем с по­лусот­ней че­ловек и тре­бовать се­бе прес­тол и ко­рону! Нет, у не­го яв­но есть под­дер­жка в го­роде.
Но кто, кто? Фа­рамир? Гэн­дальф прик­рыл гла­за, вспо­миная. Все его вни­мание бы­ло пог­ло­щено за­мор­ским гос­тем, он не смот­рел тог­да на пос­ледне­го из На­мес­тни­ков, но сей­час без тру­да вы­удил из па­мяти то, что ус­пел за­сечь ми­молет­ный взгляд: Фа­рамир был изум­лен и рас­те­рян не мень­ше про­чих. Да и как мог Фа­рамир ус­тро­ить все это? С той са­мой ми­нуты, ког­да Гэн­дальф ве­лел дос­та­вить его в Па­латы Вра­чева­ния, млад­ший сын Де­нето­ра был под не­усып­ным приг­ля­дом. Не то что пос­ту­пок, ни один его жест, ни од­но сло­во не ос­та­лось бы не­заме­чен­ным. А та­кое де­ло не ус­тро­ишь од­ним тай­но пе­редан­ным пись­мом, да­же будь у Фа­рами­ра воз­можность его на­писать. По­доб­но­го ро­да ве­щи не до­веря­ют ни бу­маге, ни по­сыль­ным, их об­сужда­ют с гла­зу на глаз. И за­чем бы Фа­рами­ру во­об­ще все это по­надо­билось?! Гэн­дальф еще по­нял бы по­пыт­ку вер­нуть власть се­бе. Но для че­го сын На­мес­тни­ка ре­шил бы при­вес­ти в свою стра­ну дав­них ее вра­гов — это­го Гэн­дальф не в си­лах был пред­ста­вить. Не су­мас­шедший же Фа­рамир, в са­мом де­ле.
Кто тог­да? Им­ра­хиль? Или лорд Тар­гон? Га­дать бес­по­лез­но. До ны­неш­не­го дня Гэн­дальф и в мыс­лях не дер­жал ни­чего по­доб­но­го, по­это­му под этим уг­лом к гон­дор­ской вер­хушке не прис­матри­вал­ся. Так что это мо­жет быть кто угод­но из вы­соко­пос­тавлен­ных особ. Дос­та­точ­но вы­соко­пос­тавлен­ных, что­бы хо­рошо знать и ис­то­рию, и ди­нас­ти­чес­кие тон­кости, и смочь всем этим вос­поль­зо­вать­ся. Кста­ти, а Ху­рин знал об этом? Не иг­рал ли он в свои иг­ры? Де­лал вид, буд­то всей ду­шой за но­вого ко­роля, а сам тем вре­менем по­тихонь­ку свя­зывал­ся с Ум­ба­ром… Но ра­ди че­го? Что мо­жет дать ему Ум­бар? Не­уже­ли боль­ше, чем обе­щан­ное мес­то в Ма­лом Со­вете с по­доба­ющей дол­жностью при ко­роле Элес­са­ре? Вдо­бавок Ху­рин не нас­толь­ко прож­женный ин­три­ган, что­бы сплес­ти та­кую хит­ро­ум­ную сеть.
А ес­ли по­думать, то это­му та­инс­твен­но­му ин­три­гану, ес­ли он сто­ит дос­та­точ­но вы­соко, ум­барцы бы­ли бы не нуж­ны — воз­можнос­тей под­нять­ся при их вла­дычес­тве для гон­дорца ни­каких. Да и ку­да под­ни­мать­ся тем, кто и так на са­мом вер­ху? Зна­чит, за­те­ял эту прес­тупную ин­три­гу с Ум­ба­ром тот, кто лю­бой це­ной хо­чет вос­пре­пятс­тво­вать царс­тво­ванию Ара­гор­на. Но не­уже­ли эти вы­род­ки пре­дате­лей и мя­теж­ни­ков луч­ше?! Не­понят­но, не­понят­но…
Кто бы ни сто­ял за ны­неш­ним по­ложе­ни­ем дел, се­год­ня ут­ром все бы­ло ра­зыг­ра­но как по но­там… Но ведь вме­шатель­ство Фа­рами­ра бы­ло не­ожи­дан­ным. Не мог же этот кто-то нас­толь­ко все прос­чи­тать, что­бы иметь план и на та­кой слу­чай!
Гэн­дальф по­чувс­тво­вал, что нить рас­сужде­ний ус­коль­за­ет от не­го. Вер­ный приз­нак, что раз­гадка кро­ет­ся где-то здесь… Маг еще раз рас­тер вис­ки. Го­лова уже нем­но­го по­бали­вала.
Что бы­ло бы, не ос­та­нови Фа­рамир всю це­ремо­нию? Ум­ба­рец и Ара­горн спо­рили бы о пре­иму­щес­тве, окон­ча­тель­но прев­ра­щая ко­рона­цию в ба­лаган? Или — и Гэн­дальф вы­удил из па­мяти от­четли­вую кар­тинку с ру­кой Ара­гор­на на ру­ко­яти ме­ча — спор от слов пе­решел бы к де­лу? Нет, это бы­ло бы не­мыс­ли­мо. Ос­та­ет­ся од­но: ко­рона­ция и дол­жна бы­ла быть ос­та­нов­ле­на! Но не Фа­рами­ром — на не­го ник­то не рас­счи­тывал. Пос­ле ус­тро­ен­но­го все­об­ще­го за­меша­тель­ства как раз и дол­жен был выс­ту­пить этот та­инс­твен­ный за­чин­щик сму­ты и пот­ре­бовать прек­ра­тить це­ремо­нию, пе­рело­жив ре­шение на ка­кой-ни­будь со­вет. Да, имен­но так и бы­ло за­дума­но! Гэн­дальф ед­ва не вы­ругал­ся вслух. Пусть бы даль­ше со­бытия шли точ­но та­ким же че­редом, и он точ­но так же ока­зал­ся бы сей­час в этой ком­на­те, но он хо­тя бы знал бы, кто за всем этим сто­ит и чь­их рук это де­ло. Зна­ние са­мо по се­бе уже слу­жило бы ему ору­жи­ем. А вмес­то это­го те­перь он вы­нуж­ден га­дать на воз­ду­хе, и ви­ной то­му толь­ко Фа­рамир! Соп­ли­вый па­щенок! Маль­чиш­ка!
За­ложив ру­ки за спи­ну, маг оза­бочен­но рас­ха­живал из уг­ла в угол, так же, как не­ког­да ме­тал­ся по тес­ной пло­щад­ке на вер­ши­не Ор­тхан­ка. Толь­ко сей­час не при­ходи­лось рас­счи­тывать на по­яв­ле­ние ор­ла.
Вся­кий раз, ког­да во вре­мя ви­зитов в Ми­нас Ти­рит Гэн­даль­фу до­води­лось встре­чать­ся с млад­шим сы­ном на­мес­тни­ка, он ду­мал — не без тай­ной ра­дос­ти — до че­го тот не по­хож ни на от­ца, ни на стар­ше­го бра­та, и как Де­нето­ра это на­вер­ня­ка дол­жно раз­дра­жать. Веж­ли­вый, хо­рошо вос­пи­тан­ный, ти­хий и «книж­ный», ни кап­ли то­го бо­ево­го ду­ха, ко­торым, ка­залось, ды­шал Бо­ромир, ни те­ни жес­ткос­ти и ре­шитель­нос­ти, без ко­торых отец яв­но не пред­став­лял по­том­ков сво­его ро­да. Но, ви­димо, яб­лочко и в са­мом де­ле па­да­ет не­дале­ко от яб­ло­ни. Пос­ле все­го, что слу­чилось, си­дел бы ти­хо, ра­довал­ся бы, что ос­тался жив! Вро­де бы так оно и бы­ло. И в Па­латах Вра­чева­ния, и пос­ле Фа­рамир выг­ля­дел… Гэн­дальф по­думал, под­би­рая сло­во — от­ре­шен­ным. Да, имен­но так. Да­же об­щес­тво кра­сивой де­вицы, во­лей слу­чая сос­та­вив­шей ему ком­па­нию, не дей­ство­вало на Фа­рами­ра ни­как. Он сог­ла­сил­ся со сво­ей участью. По­рой Гэн­дальф да­же жа­лел, что все об­хо­дит­ся нас­толь­ко без вся­кого про­тес­та, но Фа­рамир так и не да­вал по­водов. И вдруг вы­лез! Кто его про­сил, кто во­об­ще ин­те­ресо­вал­ся его мне­ни­ем?! У не­го бы­ла своя роль, как у всех, — вот и иг­рал бы, что по­ложе­но, для то­го его ту­да и зва­ли! За­хотел по­коман­до­вать на­пос­ле­док! Без не­го бы не ра­зоб­ра­лись! Что ж, он сам се­бя на­казал. То­му, кто за­варил всю эту ка­шу, На­мес­тни­ки нуж­ны еще мень­ше, чем ко­ролю Элес­са­ру. И он, Гэн­дальф, па­лец о па­лец не уда­рит, что­бы вы­тащить Фа­рами­ра из оче­ред­ных неп­ри­ят­ностей. Пусть по­луча­ет за свою глу­пость все, что при­чита­ет­ся.
Вы­пус­тив пар, Гэн­дальф нем­но­го ус­по­ко­ил­ся. Не сто­ило так ки­пятить­ся. Ес­ли ра­зоб­рать­ся, пусть со­бытия скла­дыва­ют­ся, как им угод­но. Пусть хоть этот ум­ба­рец по­сидит на тро­не — Гэн­даль­фу по боль­шо­му сче­ту все рав­но. Лишь бы не Фа­рамир! Дни На­мес­тни­ков кон­чи­лись, эти кор­ни дол­жны быть вы­поло­ты и унич­то­жены. Гэн­дальф лю­бил иной раз да­же на­еди­не с со­бой вы­ражать­ся эта­ким вы­соким шти­лем, да­бы не ут­ра­тить на­выка.
Маг за­дум­чи­во рас­пра­вил паль­цем се­дые бро­ви. Ум­барцу же поз­во­литель­но в слу­чае че­го нем­но­го по­радо­вать­ся, его ра­дость все рав­но не бу­дет дол­гой. А этот та­инс­твен­ный ин­три­ган — Гэн­даль­фу очень ско­ро ста­нет из­вес­тно, кто он. Не под­держать ли то­го, чья ру­ка при­вела в Го­род по­том­ка Чер­ных Ну­менор­цев? Ин­те­рес­но, как это пон­ра­вилось бы Де­нето­ру?
Стар­ческие гу­бы сло­жились в жес­ткую ус­мешку. Да, На­мес­тник, та­кого ты точ­но не ожи­дал. Бу­дем на­де­ять­ся, что на Пу­тях Лю­дей ду­ши об­ща­ют­ся меж­ду со­бой, и кто-ни­будь, при­шед­ший ту­да поз­днее, рас­ска­жет те­бе это из­вестие. Не ис­клю­чено, что это бу­дет твой млад­ший…
Но по­том нас­та­нет че­ред и это­го ин­три­гана. Ни­кому нель­зя бы­ло без­на­казан­но пе­ребе­гать Гэн­даль­фу до­рогу и на­рушать его пла­ны. Вре­мя бы­ло на его сто­роне, а ждать он умел. Нем­но­гим уда­валось ус­коль­знуть от не­го в смерть.
Не­замет­но нас­ту­пил ве­чер. Здесь, на юге, но­чи бы­ли тем­ны­ми да­же в на­чале и­юля. Гэн­дальф хо­тел за­жечь све­чу, но вспом­нил, что по­соха нет, и тут же спох­ва­тил­ся: где же Пип­пин? Ему по­ложе­но вер­нуть­ся дав­ным-дав­но. Хо­тя это­го сле­дова­ло ожи­дать. Яс­но, что в бли­жай­шее вре­мя сю­да бол­ван Тук не вер­нется. Ма­га за­пер­ли здесь од­но­го. Ну что ж, не страш­но. Этот та­инс­твен­ный ин­три­ган то ли бо­ит­ся жечь за со­бой мос­ты окон­ча­тель­но, то ли еще не зна­ет, кто та­кой Гэн­дальф. Ина­че маг си­дел бы сей­час не здесь, а где-ни­будь в под­зе­мелье. Прек­расно. Зна­чит, на не­кото­рое вре­мя он еще прит­во­рит­ся ни­чего не по­нима­ющим, при­нима­ющим все за чис­тую мо­нету прос­та­ком. Доб­рым ста­риком — да, эта роль уда­валась ему луч­ше не­куда, и мно­гие не рас­ста­вались с этим заб­лужде­ни­ем да­же тог­да, ког­да де­лалось слиш­ком поз­дно.
— Мне нуж­но за­жечь све­чу! — не тер­пя­щим воз­ра­жения то­ном за­явил он, ког­да пе­ред его гла­зами по­явил­ся оче­ред­ной страж — сто­ило лишь при­от­крыть дверь. — И я хо­чу знать, ку­да по­девал­ся мой хоб­бит!
— Све­чу вам при­несут. А по­сох ваш ищут со всем усер­ди­ем.
— Да не по­сох, бол­ван! Хо­тя и по­сох то­же!.. Но сей­час мне ну­жен хоб­бит!
— Прос­ти­те… Вам нуж­но… что?
— Не что, а кто! Хоб­бит! По­лурос­лик! Он жи­вет со мной, вот в этой ком­на­те! Его за­чис­ли­ли в Стра­жи Ци­таде­ли, нын­че ут­ром он ушел на де­журс­тво, и не вер­нулся до сих пор.
— Ес­ли речь идет о Стра­же Ци­таде­ли, — тут же по­суро­вев, воз­вестил ох­ранник, — то я не имею пра­ва вме­шивать­ся. Раз он не при­шел, зна­чит, его за­дер­жал ко­ман­дир.

***


Бе­лос­нежный плащ ви­сел ак­ку­рат­но пе­реки­нутым че­рез вы­сокую спин­ку сту­ла. Звез­да Элен­ди­ла тус­кло поб­лески­вала на сто­ле — в этой ком­на­те не пе­ред кем бы­ло кра­совать­ся в тор­жес­твен­ном ут­реннем уб­ранс­тве. Ес­ли бы все шло как за­думы­валось, Ара­горн, уже в ко­роне, под­нялся бы на древ­ний трон гон­дор­ских ко­ролей в боль­шом за­ле Баш­ни. По­том, пос­ле от­ды­ха бли­же к ве­черу на­чал­ся бы пир, а прос­той люд гу­лял бы во сла­ву но­вого го­суда­ря на ули­цах. Как мно­го обе­щал этот день! А те­перь сно­ва при­ходи­лось ждать.
Ес­ли бы Гэн­дальф был сей­час здесь! Но уви­деть­ся с ним не поз­во­лили. Ког­да Ара­горн по­пытал­ся вый­ти из пре­дос­тавлен­ных ему по­ко­ев, его ос­та­нови­ли во­ины в фор­ме Стра­жей. Разъ­яс­ни­ли веж­ли­во, но неп­реклон­но, что до осо­бого рас­по­ряже­ния ник­то не име­ет пра­ва пе­реме­щать­ся по Ци­таде­ли. При­каз ка­сал­ся всех, за ис­клю­чени­ем стра­жи, да и то в осо­бо ого­вари­ва­емых слу­ча­ях.
— Но мне неп­ре­мен­но на­до пе­рего­ворить с Мит­ранди­ром. Это спеш­но и важ­но.
— На­пиши­те ему за­пис­ку, она бу­дет пе­реда­на по наз­на­чению. Пись­мен­ные при­над­лежнос­ти на сто­лике у ок­на.
Вот так. А ведь ка­залось, что все тре­воги и слож­ности по­зади.

Ус­ло­вие, пос­тавлен­ное ему уже поч­ти со­рок лет на­зад, бы­ло со­вер­шенно не­выпол­ни­мым, и Ара­горн знал это как же хо­рошо, как и сам Эл­ронд. Не­выпол­ни­мым нас­толь­ко, что Ара­горн да­же не про­бовал пы­тать­ся — это бы­ло бы так же смеш­но, как ма­хать ру­ками, на­де­ясь взле­теть. Меж­ду ним и Ар­вен бы­ла про­пасть. Уже то, что его чувс­тва наш­ли в ней ка­кой-то от­клик, бы­ло чу­дом — Ара­горн ду­мал об этом вся­кий раз, ук­ла­дывая па­рад­ное оде­яние, по­дарен­ное ему од­ним из неп­ред­ска­зу­емых кап­ри­зов Га­лад­ри­эль. Ара­горн бе­рег это платье для ред­ких встреч с Ар­вен. Но за столь­ко лет ис­тре­палось и оно.
Все из­ме­нилось прош­лой осенью. Ара­горн тог­да, ка­жет­ся, не ус­пел и поз­до­ровать­ся, как Гэн­дальф вмес­то расс­про­сов о пу­тешес­твии с хоб­би­тами в Ри­вен­делл вдруг за­явил, что нас­та­ло вре­мя нас­ледни­ку Исил­ду­ра вер­нуть дос­то­яние сво­их пред­ков. Де­талей маг по сво­ему обык­но­вению не объ­яс­нял.
Де­бют сос­то­ял­ся уже че­рез три дня на Со­вете и вы­шел так се­бе, но на­чало бы­ло по­ложе­но. Ара­горн пос­те­пен­но при­выкал к сво­ему но­вому ка­чес­тву, а в ос­таль­ном от не­го тре­бова­лось ид­ти за Гэн­даль­фом. Воп­ро­сов Ара­горн по-преж­не­му не за­давал — маг не лю­бил, ког­да кто бы то ни бы­ло со­вал нос в его де­ла. Это чуть бы­ло не сыг­ра­ло злую шут­ку: Гэн­дальф про­пал в Мо­рии, и сле­ду­ющие пол­то­ра ме­сяца бы­ли, ка­жет­ся, худ­ши­ми в жиз­ни Ара­гор­на. Но Гэн­дальф вер­нулся, Ара­горн сно­ва ощу­тил опо­ру, и все опять пош­ло как по мас­лу и да­же луч­ше. Пу­ти са­ми стла­лись под но­ги, зем­ля са­ма бе­жала навс­тре­чу. Бе­лый Го­род, прек­расный и ве­личес­твен­ный, ждал его. И, как выс­шее сви­детель­ство ис­полне­ния его на­дежд, при­еха­ла Ар­вен. К ра­дос­ти это­го за­вер­ша­юще­го ожи­дания при­меши­валось еще не­дове­рие: не­уже­ли? Но не­дове­рие бы­ло кро­шеч­ным, ров­но та­ким, что­бы ожи­дание не де­лалось слиш­ком прес­ным. И ут­ром, ког­да Ара­горн уже сто­ял на по­мос­те, тор­жес­тво дос­тигло сво­его пи­ка: свер­ши­лось! Он уже да­же не в ша­ге от сво­ей меч­ты, он уже поч­ти сде­лал этот шаг…
Ока­залось, что меж­ду «поч­ти» и «сде­лал» очень боль­шая раз­ни­ца…
Ре­шение за Со­ветом, ска­зал Фа­рамир. Ара­горн пос­та­рал­ся соб­рать раз­бе­га­ющи­еся мыс­ли и сос­ре­дото­чить­ся на этом. Бу­дет ка­кой-то Со­вет… Не се­год­ня. Дол­жно быть, зав­тра. Есть вре­мя по­думать, что он бу­дет там го­ворить… На миг воз­никли неп­ро­шеные и не­яс­ные те­ни опа­сений. До сих пор ему в го­лову не при­ходи­ла мысль, что кто-то мо­жет пос­та­вить под сом­не­ние его пра­во на гон­дор­ский прес­тол. Звез­да Элен­ди­ла, Пе­реко­ван­ный Меч, коль­цо Ба­рахи­ра — все это дол­жно не­ос­по­римо сви­детель­ство­вать о том, что он нас­ледник Исил­ду­ра. Ес­ли и най­дет­ся вдруг та­кой, ко­му это­го по­кажет­ся не­дос­та­точ­но, есть сло­ва Вла­дыки Эл­ронда — кто усом­нится в них?! В па­мяти не­ожи­дан­но всплыл этот мо­мент на Со­вете… усом­нился Бо­ромир. Но Бо­ромир был один, и его боль­ше нет. Его брат сов­сем дру­гой — так го­ворит Гэн­дальф. Сам Ара­горн Фа­рами­ра поч­ти не знал. Он и ви­дел-то его все­го два ра­за…
Хо­тя по­надо­бит­ся ли что-то го­ворить? Ведь Гэн­дальф то­же бу­дет там, не мо­жет не быть — ни один со­вет здесь не об­хо­дил­ся без Гэн­даль­фа, не обой­дет­ся и сей­час. А Гэн­дальф разъ­яс­нит всем и каж­до­му, как он уме­ет. И пос­та­вит на мес­то это­го за­ез­же­го ум­бар­ско­го хлы­ща. Ара­горн слег­ка при­обод­рился. В са­мом де­ле, тог­да, в Пе­лар­ги­ре под его пред­во­дитель­ством ум­бар­ских кор­са­ров ра­зог­на­ли за один день — и пос­ле это­го ка­кому-то ум­барцу хва­тило наг­лости за­явить­ся со сво­ими тре­бова­ни­ями и ка­кими-то ци­дуль­ка­ми?! Ара­горн вспом­нил Асе­анар­мо — как тот шел, го­ворил, дер­жал пле­чи и спи­ну, по­вора­чивал го­лову… Над­менный, уве­рен­ный южа­нин все­го лишь на миг удос­то­ил со­пер­ни­ка взгля­дом, но в этот миг Ара­горн по­чувс­тво­вал се­бя ху­же не­куда.
Мно­го раз он слы­шал, что по­роду не скро­ешь. Мо­жет быть, и так. Ни пот­ре­пан­ный плащ, ни ви­дав­шие ви­ды са­поги дей­стви­тель­но не мог­ли скрыть по­роду ну­менор­цев, ко­ролей лю­дей, сре­ди ко­ряво­го прос­то­народья се­вер­ных де­ревень. Здесь это­го бы­ло не­дос­та­точ­но. У лор­дов древ­не­го ко­ролевс­тва по­роды бы­ло хоть от­бавляй. Эта же по­рода, слег­ка, толь­ко са­мую ма­лость под­цве­чен­ная югом, ви­делась и в ум­барце. Но по­мимо нее, в Асе­анар­мо явс­твен­но ощу­щались по­коле­ния царс­тву­ющих пред­ков, вы­рос­ших, как и он, в ве­личии пра­вяще­го до­ма; ес­тес­твен­ность сво­его по­ложе­ния и при­выч­ка к по­вино­вению ок­ру­жа­ющих. При­выч­ка, ко­торую не мог­ли дать ни­какие по­роды, бе­рил­лы, Звез­ды и ко­роны. С ней на­до бы­ло вы­рас­ти. Этот за­ез­жий наг­лец дал по­нять свое врож­денное пре­вос­ходс­тво од­ним толь­ко ми­молет­ным взгля­дом, в ко­тором не бы­ло да­же през­ре­ния. Ара­горн в его гла­зах был жал­ким выс­кочкой, не сто­ив­шим да­же это­го. Ру­ка тог­да са­ма дер­ну­лась к ме­чу — Ан­ду­рил сви­детель­ство­вал бы о его пра­вах и ко­ролев­ском дос­то­инс­тве луч­ше лю­бых ма­нер. Впро­чем… на по­ясе ум­барца то­же ви­сел меч.
Фа­рамир хва­тать­ся за ору­жие и не по­думал, хо­тя что-то це­ремо­ни­аль­ное при нем име­лось. Он выс­лу­шал всех, за­дал один воп­рос, а по­том прос­то рас­по­рядил­ся, и его пос­лу­шались. Но Ара­горн ведь не мог пос­ту­пить так… он по­пытал­ся най­ти под­хо­дящее сло­во, но не пре­ус­пел, и вряд ли это бы­ло сей­час нуж­но. Де­ло уже сде­лано. Наг­лый ще­нок сор­вал ко­рона­цию, и те­перь пов­торная це­ремо­ния, ко­торая, ко­неч­но, не­мину­емо про­изой­дет, бу­дет толь­ко жал­кой ко­пи­ей, ли­шен­ной пер­воздан­но­го упо­ения, а он, Ара­горн, стоя на вер­ши­не сво­ей жиз­ни, он бу­дет не по­беди­телем, а ли­цеде­ем, сно­ва иг­ра­ющим ту же роль, вмес­то нас­лажде­ния три­ум­фом каж­дую ми­нуту он бу­дет ожи­дать оче­ред­ной под­лой шут­ки судь­бы. Вот что сде­лал этот ум­бар­ский вы­кор­мыш! Те­перь Ара­горн уже жа­лел о собс­твен­ной ос­то­рож­ности, удер­жавшей ру­ку от ме­ча.
Он вновь по­дошел к две­ри — и вновь Страж по­явил­ся до то­го, как он ус­пел сде­лать шаг в ко­ридор. По­качав го­ловой в знак, что ему ни­чего не нуж­но, Ара­горн вер­нулся об­ратно. Пи­сать за­писок Гэн­даль­фу он не стал — не­зачем. Гэн­дальф не лю­бил, ког­да его дер­га­ли. Он зна­ет все не ху­же Ара­гор­на и сам даст знак, ког­да на­до бу­дет дей­ство­вать.
Но за ок­на­ми стем­не­ло, все те же Стра­жи при­нес­ли ужин и заж­женные све­чи, а от Гэн­даль­фа по-преж­не­му не бы­ло вес­тей.

***


Сол­нце дав­но ми­нова­ло зе­нит, но до кон­ца длин­но­го лет­не­го дня бы­ло еще дол­го. С пло­щад­ки на вер­хней кром­ке не­высо­кой в этом мес­те внеш­ней сте­ны шес­то­го яру­са от­кры­вал­ся ши­рокий вид на за­литые пос­ле­полу­ден­ным зно­ем ок­рес­тнос­ти Ми­нас Ти­рита. Но сол­нечный жар, ка­залось, сов­сем не ме­шал двум ма­лень­ким фи­гур­кам, рас­по­ложив­шимся на прог­ре­тых за день кам­нях.
— Что-то, мис­тер Фро­до, вы как буд­то не в се­бе. Как выш­ли про­гулять­ся, так все мол­чи­те и мол­чи­те…
Фро­до от­ве­тил не сра­зу, пог­ру­жен­ный в со­зер­ца­ние за­реч­ных да­лей. Он дей­стви­тель­но чувс­тво­вал се­бя не слиш­ком у­ют­но. С то­го са­мого ми­га, ког­да он вне­зап­но ос­тался один на по­мос­те, гля­дя на клу­бящу­юся у во­рот пес­трую тол­пу.
До че­го вне­зап­но все про­изош­ло! Вот толь­ко что он го­товил­ся вру­чить Ара­гор­ну вы­сокую ко­рону, по­хожую на кры­латый шлем, и ка­залось, что нич­то на све­те уже не мо­жет по­мешать это­му дей­ству. И вдруг этот ум­ба­рец… И Фа­рамир твер­дым нез­на­комым го­лосом от­че­кани­ва­ет сло­ва, смысл ко­торых до­ходит до Фро­до не сра­зу. А по­том по­вора­чива­ет­ся и ухо­дит.
Пос­ле его ухо­да как-то быс­тро все сдви­нулось, и лю­ди в та­кой же, как у Пип­пи­на, фор­ме уве­ли Ара­гор­на и Гэн­даль­фа, и ку­да-то ис­чезли про­чие… Фро­до ос­тался на по­мос­те один. У во­рот сра­зу соб­ра­лась тол­па, и он ту­да не по­шел. Сел на кра­ешек, све­сил но­ги и стал ждать. Бы­ло вид­но, как Стра­жи Ци­таде­ли ста­ра­ют­ся не до­пус­тить свал­ки, по­это­му мож­но бы­ло на­де­ять­ся, что Мер­ри и Сэм су­ме­ют бла­гопо­луч­но выб­рать­ся из пе­редел­ки.
Фро­до слез с по­мос­та, ког­да у во­рот ос­та­валось сов­сем ма­ло лю­дей. Из все­го, что с ним слу­чилось за пос­ледние пят­надцать ме­сяцев, ес­ли счи­тать с ви­зита Гэн­даль­фа в ап­ре­ле прош­ло­го го­да, ны­неш­нее сос­то­яние ка­залось са­мым стран­ным. Сла­ва, по­чет, ува­жение, сде­лав­ши­еся дав­но при­выч­ны­ми, вне­зап­но раз­ве­ялись как дым за­лито­го во­дой кос­тра. Он шел к во­ротам чу­жого го­рода — ма­лень­кий, ни­кому не нуж­ный и не ин­те­рес­ный. И не к ко­му об­ра­тить­ся, не у ко­го спро­сить, что бу­дет даль­ше.
Хо­рошо еще, что Мер­ри и Сэм дей­стви­тель­но под­жи­дали его на крыль­це гос­ти­ницы.
— Где ты про­пада­ешь? — на­кинул­ся на не­го Мер­ри. — Я уж хо­тел ид­ти ис­кать, но на ули­цах тол­па, не су­нешь­ся.
— Вот по­это­му я и ждал, — по­яс­нил Фро­до. — А вы по­чему сто­ите тут?
— Так те­бя жда­ли!
— Ну, вот я при­шел, пой­дем­те внутрь.
В гос­ти­нице их с Сэ­мом по­сели­ли сра­зу, и у­ют­ные их ком­на­ты бы­ли в от­дель­ном ко­ридо­ре, а прис­лу­га — очень веж­ли­вой. С день­га­ми у Фро­до те­перь бы­ло сов­сем ни­как, а по­падать в не­лов­кое по­ложе­ние не хо­телось, но ока­залось, что оп­ла­чива­лось все это пря­мо из каз­ны, так что Фро­до боль­ше на этот счет не бес­по­ко­ил­ся. Мер­ри сна­чала оби­тал где-то при Па­латах вра­чева­ния, а те­перь, с при­быти­ем Э­оме­ра, пе­реб­рался ту­да, где по­сели­лась сви­та мо­лодо­го ро­хан­ско­го ко­роля.
Вре­мя под­хо­дило к обе­ду, по­это­му воп­рос, чем те­перь за­нять­ся, не сто­ял. Од­на­ко Фро­до чувс­тво­вал смут­ное бес­по­кой­ство, и пос­ле обе­да пред­ло­жил пой­ти по­гулять. И вот Сэм на­конец не вы­дер­жал, за­дал воп­рос.
— Те­бя это удив­ля­ет, Сэм?
Сэм не­оп­ре­делен­но кач­нул го­ловой. В от­ли­чие от сво­его хо­зя­ина, он не был скло­нен к раз­думь­ям, что бы­ло, что бу­дет. Ког­да в ок­ру­жа­ющем его ми­ре про­ис­хо­дили из­ме­нения, он вни­матель­но приг­ля­дывал­ся к но­вой об­ста­нов­ке, что­бы ре­шить, как ему быть даль­ше, и, при­няв ре­шение, ста­рал­ся его при­дер­жи­вать­ся.
— Но по­суди сам, как я мо­гу быть спо­ко­ен? Явил­ся ка­кой-то чу­жак, сор­вал все тор­жес­тво. Те­перь ни­чего не­из­вес­тно и не­понят­но. Я ни­как не мо­гу уви­деть­ся ни с Гэн­даль­фом, ни с Ара­гор­ном. Ме­ня во­об­ще не пус­ка­ют в Ци­тадель! Я вот и ду­маю: не по­видать­ся ли мне с Фа­рами­ром?
— Ес­ли вы хо­тите знать мое мне­ние…
— Ко­неч­но же, хо­чу! Сам я уже ус­тал ду­мать. А ничь­его дру­гого мне­ния я сей­час пос­лу­шать все рав­но не мо­гу.
— Вот опять вы на­до мной сме­етесь! — на­дул гу­бы Сэм.
— И не ду­мал вов­се! — за­верил его Фро­до. — Ка­кой тут мо­жет быть смех?
— Не нуж­но бы вам хо­дить к Фа­рами­ру! — вы­палил Сэм. И, пой­мав удив­ленный взгляд хо­зя­ина, по­яс­нил свою мысль, — Он, ко­неч­но, об­хо­дитель­ный гос­по­дин, и да­же очень дру­желюб­ный… а толь­ко те­перь об­ра­щать­ся к не­му бы­ло бы не­лов­ко.
— Да от­че­го же, Сэм? Он был так лю­безен с на­ми…
— Так-то оно так… Но толь­ко тог­да все бы­ло ина­че. Мы шли во Ть­му, и он нам по­мог. А те­перь вой­не ко­нец, и он дол­жен был сде­лать­ся на­мес­тни­ком вза­мен сво­его от­ца, раз тот то­го… по­мер. И так бы бы­ло, ка­бы не Бро­дяж­ник.
— Ну… да… — еще не по­нимая, в ка­кую сто­рону гнет его вер­ный слу­га, сог­ла­сил­ся Фро­до. — И что?
— А то, что мы-то с ним, с Ара­гор­ном, зна­чит. И к Фа­рами­ру те­перь ид­ти как-то сов­сем не с ру­ки. Не­удоб­но, то есть.
— Так он и рань­ше знал, что мы вмес­те с Ара­гор­ном! — воз­ра­зил Фро­до. — Так что для Фа­рами­ра это не но­вость.
— Оно, ко­неч­но, вы вер­но го­вори­те. Толь­ко кто он рань­ше был? Бро­дяж­ник! Ни про ка­кую ко­рона­цию речь тог­да не шла, да и не до то­го бы­ло. Так что вро­де бы это ни­кого и не ка­салось. А те­перь вот… ну, как к не­му по­дой­ти-то? Он же то­му, приш­ло­му, ни сло­ва про­тив не ска­зал. Прос­то прек­ра­тил все и ве­лел на Со­вете ра­зоб­рать­ся. А ка­бы силь­но за Ара­гор­на был, неп­ре­мен­но б выс­ка­зал­ся! Мол, так и так, есть у нас уже один ко­роль, дру­гого не на­до, опоз­дал ты.
— Он не опоз­дал, — воз­ра­зил Фро­до. — Он как раз вов­ре­мя при­ехал. По­это­му Фа­рами­ру и приш­лось все ос­та­новить — ви­димо, по за­кону по­ложе­но.
— Так-то оно так, — сог­ла­сил­ся Сэм с не­малым, впро­чем, сом­не­ни­ем в го­лосе. — Да толь­ко я бы к не­му не по­шел. И во­об­ще… — он умолк, и бы­ло вид­но, что на­дол­го.
— Что же «во­об­ще», Сэм? — за­тере­бил его Фро­до.
— Ну, что, — про­буб­нил тот. — Я же не ви­новат, что та­кие мыс­ли в го­лову заб­ре­да­ют? Их не вы­гонишь… А по­думав­ши, так ведь воз­ра­зить не­чего.
— Да что ты та­кое бор­мо­чешь? Я ни­чего по­нять не мо­гу! Го­вори яс­нее.
— Что тут го­ворить… Яс­нее не­куда. На­до бы нам, мис­тер Фро­до, до­мой по­тихонь­ку со­бирать­ся.
— Но мы так и со­бира­лись — пос­ле ко­рона­ции и свадь­бы. Ара­горн же очень хо­тел, что­бы мы при­сутс­тво­вали.
— Так я же не го­ворю, что­бы ехать пря­мо сей­час! По­дож­дем, пос­мотрим, как оно сло­жит­ся. Еже­ли, зна­чит, ко­рону­ют Бро­дяж­ни­ка на­шего, то и хо­рошо. Поз­дра­вим его от всей ду­ши. Но ве­щич­ки я бы за­годя соб­рал. Что­бы по­том ехать без за­дер­жки, по­ка еще ле­то сто­ит. Как раз до осен­них хо­лодов ус­пе­ем воз­вернуть­ся. А то не боль­но-то мне по вку­су зи­мой пу­тешес­тво­вать. Вон и Бо­ромир как раз в это вре­мя в сто­рону Ри­вен­делла отъ­ехал.
— Бо­ромир ехал, не зная до­роги, — воз­ра­зил Фро­до.
— Ну так и мы не зна­ем! А к то­му же он рос­лый силь­ный че­ловек был. Он и пеш­ком мог ид­ти очень быс­тро. А мы-то нет. Мо­жет, пос­час­тли­вит­ся по­ни где раз­жить­ся, а то уж боль­но путь да­лекий.
— Да нам вдво­ем, и да­же вчет­ве­ром, ес­ли Мер­ри и Пип­пин с на­ми по­едут, и на по­ни в та­кую даль ехать страш­но­вато. Ка­кие-ни­будь про­вожа­тые нуж­ны. Ну, об этом ра­но го­ворить. Вот бли­же к отъ­ез­ду и оза­ботим­ся.
— Это, быть мо­жет, еще не ско­ро бу­дет.
— От­че­го ты так ду­ма­ешь?
— Кто ж их зна­ет, сколь­ко они там раз­би­рать­ся бу­дут.
— Я не ду­маю, что при­тяза­ния это­го… ум­барца, что ли, при­мут всерь­ез. Гэн­дальф го­ворил, что южан тут не жа­лу­ют.
— Мис­тер Гэн­дальф, ко­неч­но, мно­го бы мог сей­час рас­ска­зать, да толь­ко са­ми же го­вори­те — не пус­ка­ют нас к не­му! И Бро­дяж­ник рань­ше в шат­ре жил, а те­перь его в Ци­тадель про­води­ли — и ту­да нам то­же хо­ду нет. А Со­вет, по­думав­ши, мо­жет ре­шить, что им и ун­ба­рец, — так наз­вал его Сэм, — не ко дво­ру, да и без Ара­гор­на обой­дут­ся. И то ска­зать — са­ми уж за­были, сколь­ко лет жи­вут без ко­роля.
— Глу­пос­ти ты го­воришь! — рас­сердил­ся Фро­до. — Ведь все уже ре­шено бы­ло!
— Дол­го пе­рере­шить, что ли?.. А вон ле­ди Э­овин идет. Быть мо­жет, с ней по­гово­рим? Или не­удоб­но, как вы счи­та­ете?

***


Ап­течный са­дик, ко­торый так по­любил­ся Э­овин во вре­мена про­гулок с Фа­рами­ром, с нас­тупле­ни­ем ле­та сде­лал­ся еще прек­расней. Сей­час са­мым прив­ле­катель­ным его угол­ком ста­ла ма­лень­кая скамья, ок­ру­жен­ная, слов­но пе­ной при­боя, за­рос­ля­ми ле­чеб­ной ро­маш­ки.
Э­овин сор­ва­ла один цве­ток и, с удо­воль­стви­ем вды­хая его рез­ко­ватый за­пах, опус­ти­лась на скамью. Сер­дце ее под­пры­гива­ло в гру­ди, но не от то­роп­ли­вого ша­га, а пос­ле раз­го­вора с хоб­би­тами. Не­уже­ли это прав­да?!
Еще ут­ром Э­овин чувс­тво­вала, что ей ста­новит­ся нев­мо­готу ждать. Пусть уже все на­конец слу­чит­ся, и она у­едет до­мой в Ро­хан. Нес­мотря на все приг­ла­шения, на ко­рона­цию она не пош­ла, пред­почтя смот­реть с га­лереи вдоль сте­ны вто­рого яру­са. От­ту­да бы­ло прек­расно вид­но, но ни­чего не слыш­но, и так Э­овин поп­ла­тилась за свое ни­кому не нуж­ное уп­рямс­тво. Те­перь ей приш­лось до­воль­ство­вать­ся сбив­чи­выми пе­ресу­дами тех, кто и сам тол­ком не по­нимал, что же про­изош­ло. Ко­рона­цию прер­ва­ло по­яв­ле­ние чу­жезем­ца с юга. Но Э­овин не при­дава­ла это­му боль­шо­го зна­чения. Ну, явил­ся ум­ба­рец с ка­кими-то пре­тен­зи­ями. Сей­час выж­дут сколь­ко по­ложе­но дней, да и ве­лят ему уби­рать­ся вос­во­яси. И про­ведут ко­рона­цию — тог­да уж до кон­ца. Она от­пра­вилась в Ци­тадель, что­бы ра­зыс­кать бра­та — он рас­ска­зал бы все под­робно и внят­но бы объ­яс­нил.
Но об­на­ружи­лось, что внутрь пус­ка­ют лишь тех, кто зна­ет па­роль. Э­овин да­же опе­шила. Ей уже слу­чалось бы­вать в Ци­таде­ли — она при­ходи­ла сю­да па­ру раз в ком­па­нии Мер­ри — но тог­да ник­то ей не пре­пятс­тво­вал. Страж­ни­ки уч­ти­во пред­ло­жили ей на­писать бра­ту за­пис­ку. Э­овин ста­ратель­но вы­вела нес­коль­ко слов сво­им круп­ным ок­руглым по­чер­ком, и один из стра­жей уда­лил­ся с ее вес­точкой. Э­овин при­кину­ла, сколь­ко он бу­дет хо­дить, сколь­ко вре­мени по­надо­бит­ся Э­оме­ру… пол­ча­са сло­нять­ся у во­рот ей со­вер­шенно не хо­телось. Ожи­дание и без то­го бы­ло нес­терпи­мым. Она из­вести­ла о се­бе, а брат, ес­ли не за­нят ни­чем сроч­ным, прек­расно зна­ет, где ее ис­кать. И Э­овин от­пра­вилась вниз, не осо­бо вы­бирая до­рогу на ма­лоз­на­комых ули­цах. Заб­лу­дить­ся она не бо­ялась. И здесь на ее пу­ти встал слу­чай! Свер­нув в оче­ред­ной пе­ре­улок, она уви­дела двух по­лурос­ли­ков, ве­дущих ожив­ленную бе­седу. Э­овин не­мед­ленно уз­на­ла обо­их — ког­да-то их зна­комил Мер­ри, и они про­води­ли не­мало вре­мени за раз­го­вора­ми. Боль­ше­го нель­зя бы­ло по­желать — ведь Фро­до на­ходил­ся в са­мом цен­тре со­бытий и слы­шал и ви­дел все на­илуч­шим об­ра­зом. Но рас­ска­зы по­лурос­ли­ков при­вели ее в пол­ное за­меша­тель­ство.
Ока­зыва­ет­ся, ко­рона­ция бы­ла не прос­то прер­ва­на. Вов­се не обя­затель­но, что она сос­то­ит­ся! То есть не обя­затель­но это бу­дет его ко­рона­ция. Воз­можно, ко­ролем ста­нет кто-то дру­гой… Но ес­ли так, тог­да… тог­да… У Э­овин кру­жилась го­лова от этих мыс­лей, и страш­но бы­ло про­из­нести да­же про се­бя, ка­кую от­ча­ян­ную на­деж­ду по­роди­ли в ней эти сло­ва. Она пы­талась убеж­дать се­бя, что это неп­ра­виль­но — ра­довать­ся, ког­да у ко­го-то неп­ри­ят­ности. Но что она мог­ла по­делать, ес­ли од­на мысль не­воль­но тя­нула за со­бой дру­гую: ес­ли он не ста­нет ко­ролем, он не же­нит­ся на эль­фий­ской прин­цессе!
Э­овин по­вер­те­ла в паль­цах сор­ванную ро­маш­ку и при­нялась ощи­пывать бе­лые ле­пес­тки, без­звуч­но ше­веля гу­бами.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 21 2018, 18:44
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Глава 3. Крысы


[Показать/Скрыть]
***


Ед­ва ми­новал пол­день это­го пол­но­го не­ожи­дан­ных со­бытий дня, в по­кои Эл­ронда при­нес­ли не­кое пос­ла­ние. Лорд Рас­по­ряди­тель Внеш­них Свя­зей со всем по­доба­ющим ве­жес­твом из­ви­нял­ся за вы­нуж­денное на­руше­ние от­ды­ха вы­соко­го гос­тя и про­сил ока­зать ему честь лич­ной встре­чей в Ма­лом за­ле при­емов.
В соп­ро­вож­де­нии пос­ланца Эл­ронд нап­ра­вил­ся к Баш­не. Эль­фов не ог­ра­ничи­вали в пе­ред­ви­жени­ях, но, бу­дучи все­го тре­тий день в Го­роде, Вла­дыка Им­ладри­са ни­как не мог знать, где на­ходит­ся Ма­лый зал при­емов.
Ма­лый зал был вни­зу. Зной не про­никал сквозь тол­стые ка­мен­ные сте­ны, и внут­ри ца­рила бла­гос­тная прох­ла­да — где-то под сво­дом бы­ли скры­тые от­ду­шины. Эл­ронд с не­кото­рым удив­ле­ни­ем от­ме­тил, что ему ред­ко до­води­лось ви­деть по­доб­ные по­меще­ния — нас­толь­ко вок­руг бы­ло стро­го, про­дума­но, гар­мо­нич­но и очень кра­сиво, хо­тя кра­сота эта не би­ла в гла­за чрез­мерной изощ­ренностью. Но од­новре­мен­но она не бы­ла при­митив­ной. На­обо­рот, воз­ни­кало ощу­щение, что эта прос­тая в цве­тах и ли­ни­ях, но в то же вре­мя ка­кая-то не­уло­вимая кра­сота не ус­ту­пала то­му, что соз­да­ли на прос­то­рах Сре­диземья эль­фы. И че­ловек, ко­торый под­нялся ему навс­тре­чу, уди­витель­но гар­мо­ниро­вал с ок­ру­жа­ющей дей­стви­тель­ностью, хо­тя был не слиш­ком мо­лод и по эль­фий­ским мер­кам вов­се не кра­сив. Но он был здесь очень умес­тен, а вот Эл­ронд чувс­тво­вал се­бя чу­жим, и это нес­коль­ко раз­дра­жало.
Они об­ме­нялись при­ветс­тви­ями.
— Я по­бес­по­ко­ил вас, — на­чал Лорд Ас­гиль, — как вы уже, дол­жно быть, до­гада­лись, из-за воз­никшей ут­ром про­волоч­ки. В воп­ро­сах прес­то­лонас­ле­дия ошиб­ки об­хо­дят­ся весь­ма до­рого, и нам не хо­телось бы их до­пус­кать. Но все очень силь­но ос­ложня­ет­ся пол­ным от­сутс­тви­ем ка­ких бы то ни бы­ло под­твержде­ний пра­ва Ара­гор­на на ко­рону. Толь­ко ус­тные за­вере­ния, и боль­ше ни­чего.
— До се­год­няшне­го дня вас это ус­тра­ива­ло, — за­метил Эл­ронд.
— До се­год­няшне­го дня и пре­тен­дент был толь­ко один. По­это­му я об­ра­ща­юсь к вам как к зна­току пре­даний Се­вера. Прош­лой осенью в Им­ладри­се вы пред­ста­вили соб­равшим­ся Ара­гор­на и под­твер­ди­ли его про­ис­хожде­ние по пря­мой ли­нии от Исил­ду­ра. Вы, ко­неч­но, не от­ка­жетесь зас­ви­детель­ство­вать это пись­мен­но?
Эл­ронд по­мед­лил ров­но столь­ко, сколь­ко нуж­но Муд­ро­му на об­ду­мыва­ние сво­их слов.
— От­ка­жусь.
Лорд Ас­гиль поз­во­лил се­бе удив­ле­ние.
— Не соб­ла­гово­лите ли вы объ­яс­нить?
— Пра­витель Им­ладри­са не обя­зан ни­чего объ­яс­нять, — су­хо ска­зал Эл­ронд, — но, как знак бла­горас­по­ложе­ния с мо­ей сто­роны, из­воль­те. Я слиш­ком це­ню свое сло­во, что­бы ру­чать­ся им в том, че­го я не знаю твер­до. Я дей­стви­тель­но пред­ста­вил Ара­гор­на Со­вету как пря­мого по­том­ка Исил­ду­ра, но не бо­лее то­го. Эти­ми сло­вами я не под­тверждал ни­каких его прав. Я не сле­жу и ни­ког­да не сле­дил за бра­ками и рож­де­ни­ями мно­гочис­ленных по­том­ков Ва­лан­ди­ла. Про­ис­хожде­ние Ара­гор­на из­вес­тно мне толь­ко с его слов и слов его ма­тери. Вот это я мо­гу зас­ви­детель­ство­вать, но, по­лагаю, это не то, что вам нуж­но. Да­же будь у ме­ня под ру­кой им­ладрис­ские ар­хи­вы, они ма­ло по­мог­ли бы де­лу: пос­ле па­дения Ар­те­дай­на под­держи­вать от­но­шения ста­ло не с кем и не­зачем, а ро­дос­ловные смер­тных не пред­став­ля­ют для нас ни­како­го ин­те­реса.
— Но вы со­бира­етесь вы­дать за Ара­гор­на свою дочь, — про­явил стран­ное упорс­тво Ас­гиль.
— Вы заб­лужда­етесь. На­ши де­ти сво­бод­ны в зак­лю­чении бра­ков. Я не вы­даю дочь, она вы­ходит за­муж са­ма по собс­твен­но­му вы­бору.
— Од­на­ко ус­ло­вие же­ниху ва­шей до­чери вы пос­та­вили.
— Вы жде­те, что я ста­ну от­чи­тывать­ся вам в сво­их се­мей­ных де­лах?! — от­че­канил Эл­ронд ле­дяным то­ном.
Ас­гиль слег­ка пок­ло­нил­ся с бе­зуп­речной, от­шли­фован­ной за го­ды веж­ли­востью дип­ло­мата.
— Про­шу из­ви­нить, я и в мыс­лях не имел че­го-ли­бо тре­бовать от вас. Весь мой ин­те­рес ог­ра­ничи­ва­ет­ся толь­ко пред­ме­том прав на ко­рону.
— Хо­рошо, — слег­ка смяг­чился Эл­ронд. — Я в са­мом де­ле пос­та­вил Ара­гор­ну, бу­дем от­кро­вен­ны, поч­ти не­выпол­ни­мое ус­ло­вие, но оно ни­как не за­висе­ло от его про­ис­хожде­ние и прав на ко­рону во­об­ще. Да­же ко­рона Гон­до­ра не го­дит­ся для ве­на за ле­ди Ар­вен. Лю­бой из ти­тулов смер­тных не­дос­та­точ­но хо­рош для нее. Это ус­ло­вие не име­ет ни­какой за­кон­ной си­лы, оно не бо­лее чем вы­раже­ние впол­не по­нят­но­го же­лания от­ца ог­ра­дить дочь от не­под­хо­дяще­го за­мужес­тва.
— Как в той древ­ней ис­то­рии?
— Со­вер­шенно вер­но.
— Ес­ли мне не из­ме­ня­ет па­мять, она кон­чи­лась очень пе­чаль­но.
— Имен­но по­это­му я ни­чего не тре­бовал для се­бя. И ко­неч­но, ес­ли бы моя дочь по­жела­ла, она бы выш­ла за­муж в лю­бой мо­мент, нес­мотря ни на ка­кие мои ус­ло­вия.
— Но она не выш­ла, — по­дыто­жил Ас­гиль.
— Зна­чит, мне­ние от­ца для нее не пус­той звук. Это не мо­жет ме­ня не ра­довать.

***


Ро­дичи Эл­ронда ко­рота­ли пос­ле­полу­ден­ные ча­сы в вер­хнем по­кое Чер­то­га Эгал­мо­та, выс­тро­ен­но­го во вре­мена во­сем­надца­того На­мес­тни­ка для вы­соких гос­тей. Ник­то не мог най­ти се­бе ни­како­го за­нятия. Мо­жет быть, им сто­ило пос­ле­довать мес­тно­му обы­чаю и пос­ле лег­ко­го обе­да лечь спать. Да­же кни­га в ру­ках утом­ля­ла. Все ок­на бы­ли рас­кры­ты, что­бы не прег­раждать путь ни ма­лей­ше­му дви­жению воз­ду­ха, но это не при­носи­ло прох­ла­ды. Ка­мен­ный двор Ци­таде­ли пред­став­лялся от­сю­да рас­ка­лен­ной ско­вород­кой, а ис­сохший ос­тов Бе­лого Дре­ва толь­ко уси­ливал это ощу­щение. Вла­дыка Ке­леборн сно­ва и сно­ва поп­равлял свои длин­ные се­реб­ристые во­лосы. Они не­щад­но гре­ли шею, а уб­рать их вверх он не мог — вы­сокие при­чес­ки бы­ли уде­лом жен­щин, кто бы ни ут­вер­ждал об­ратное.
— Как же здесь жар­ко! — про­из­несла Ар­вен, об­ма­хива­ясь ве­ером. Да­же са­мое лег­кое из при­везен­ных ею плать­ев ока­залось слиш­ком теп­лым для юж­но­го ле­та. — Ни­ког­да не ду­мала, что мне при­дет­ся поль­зо­вать­ся этой шту­кой.
Ве­ер был для нее в но­вин­ку.
— При­выкай, сес­трич­ка, — от­клик­нулся Эл­ла­дан, ко­торо­му жар­ко бы­ло ни­чуть не мень­ше. — Те­бе при­дет­ся жить здесь дол­гие го­ды.
— Я так не ду­маю.
Все по­вер­ну­лись навс­тре­чу вхо­дяще­му.
— О чем вы го­вори­ли так дол­го?!
— Раз­го­вор вы­шел до­воль­но ко­рот­кий, — от­ве­тил Эл­ронд, не­тороп­ли­во уса­жива­ясь. — По­том я нем­но­го про­гулял­ся по го­роду.
— В та­кую жа­ру?! — уди­вил­ся Ке­леборн.
— Сна­ружи не так страш­но, как ка­жет­ся от­сю­да, а го­род сто­ит то­го, что­бы пос­мотреть на не­го, по­ка есть воз­можность. Он кра­сив да­же те­перь. Здесь, на Юге, смер­тные не те­ряли вре­мени да­ром.
— Как де­ла у Ара­гор­на? — не­тер­пе­ливо спро­сила Ар­вен, но уто­лять впол­не по­нят­ное лю­бопытс­тво до­чери Эл­ронд не спе­шил.
— Сей­час нам луч­ше по­забо­тить­ся о собс­твен­ных.
Эл­ронд на­чал пе­рес­каз по­луден­ной бе­седы, но Ар­вен прер­ва­ла его поч­ти не­мед­ленно.
— По­чему ты от­ка­зал­ся?!
Га­лад­ри­эль толь­ко иро­ничес­ки-по­нима­юще улыб­ну­лась.
— Ес­ли ты дос­лу­ша­ешь ме­ня до кон­ца, ты, на­де­юсь, и са­ма это пой­мешь, — и Эл­ронд про­дол­жил свое по­вес­тво­вание.
Ког­да он за­вер­шил его, Ке­леборн ска­зал:
— Мы выс­лу­шали, но я уви­дел толь­ко твое же­лание уце­пить­ся за лю­бую воз­можность по­мешать бра­ку Ар­вен.
— Я ни­ког­да не скры­вал, что не в вос­торге от та­кого со­юза, но сей­час ты по­пал паль­цем в не­бо. Здесь неч­то бо­лее серь­ез­ное. Еще се­год­ня ут­ром они го­товы бы­ли воз­ло­жить ко­рону на го­лову Ара­гор­на без вся­ких сви­детель­ств и до­каза­тель­ств. По­чему же они им по­надо­бились к ве­черу?
— По­тому что вне­зап­но по­явил­ся этот… я не за­пом­нил его име­ни… чу­жак и предъ­явил свои пре­тен­зии. Ес­тес­твен­но, что они хо­тят ра­зоб­рать­ся, чьи при­тяза­ния ве­сомее, — от­ве­тил Ке­леборн, под сло­вом «они» ра­зумея го­сударс­твен­ных му­жей Гон­до­ра.
Эл­ронд пос­мотрел на не­го снис­хо­дитель­но:
— Ка­кие бы ни бы­ли при­тяза­ния и ро­дос­ловные, лю­бой пра­витель пра­вит, толь­ко ес­ли его под­данные на это сог­ласны. Ес­ли бы они хо­тели ви­деть Ара­гор­на сво­им ко­ролем, они ко­роно­вали бы его се­год­ня ут­ром, нес­мотря ни на ка­ких пре­тен­дентов. Да­же ес­ли бы у Ара­гор­на вов­се не бы­ло прав на ко­рону. И раз это­го не слу­чилось, оз­на­ча­ет это толь­ко од­но: они не хо­тят. Я…
Ке­леборн пе­ребил его:
— За­чем тог­да во­об­ще за­тева­ли всю эту це­ремо­нию? Хо­тели еще се­год­ня ут­ром, но вдруг пе­реду­мали днем?
— А вот об этом сле­ду­ет спра­шивать не ме­ня, а Мит­ранди­ра. Нас приг­ла­сили, ког­да все бы­ло го­тово, а как он это­го до­бил­ся и что пред­при­нимал, нам не­ведо­мо. Кста­ти, по­ка ме­ня не бы­ло, он так и не по­яв­лялся?
Все толь­ко по­кача­ли го­лова­ми. Пос­ле не­сос­то­яв­шей­ся ко­рона­ции Гэн­даль­фа не ви­дел ник­то.
— Я так и ду­мал.
На­конец и Га­лад­ри­эль всту­пила в раз­го­вор.
— Ты что-то зна­ешь?
— Как раз по­тому, что ни­чего не знаю, я и ожи­дал че­го-то по­доб­но­го. Мит­рандир ни­кого не пос­вя­ща­ет в свои пла­ны. Он так го­рячо взял­ся со­дей­ство­вать воз­ве­дению Ара­гор­на на трон, но до сих пор я да­же не до­гады­ва­юсь, за­чем ему это во­об­ще по­надо­билось.
— Я осо­бен­но не вни­кала, но вро­де бы Мит­рандир здесь для то­го, что­бы бо­роть­ся с Ть­мой, — ска­зала Ар­вен.
— И чем этой борь­бе по­мог­ла бы ко­рона на го­лове Ара­гор­на?
От­ве­та у Ар­вен не наш­лось.
— Ес­ли Мит­рандир все еще не со­из­во­лил по­сетить нас, — про­дол­жил Эл­ронд, — он сно­ва иг­ра­ет в ка­кие-то толь­ко ему из­вес­тные иг­ры, в ко­торых нам от­во­дит­ся не­понят­но ка­кая роль. По­дыг­ры­вать ему мне охо­ты нет.
— Толь­ко и все­го?! — вос­клик­ну­ла Ар­вен. — Толь­ко из-за это­го ты от­ка­зал в та­кой ме­лочи?! Хо­тят здесь ви­деть Ара­гор­на ко­ролем или нет, не­уже­ли те­бе труд­но бы­ло ра­ди не­го на­писать нес­коль­ко слов?!
— Ес­ли бы ме­ня поп­ро­сил об этом сам Ара­горн — а так и дол­жно бы­ло быть, ес­ли бы это бы­ло нуж­но ему — я бы это сде­лал. Но ко мне при­шел не Ара­горн, а этот гос­по­дин. Те­бе это не ка­жет­ся стран­ным?
— Нет, — ска­зала Ар­вен. — Ты же зна­ешь, Ара­горн не же­ла­ет вхо­дить в го­род рань­ше, чем ста­нет ко­ролем.
— Есть Ле­голас и Гим­ли, — воз­ра­зил ей Эл­ла­дан. — Они хо­дят по го­роду со­вер­шенно сво­бод­но, и лю­бой из них мог бы…
— Вот ви­дишь. Од­на­ко вмес­то это­го явил­ся Лорд Ас­гиль. Уже пер­вая его фра­за ме­ня нас­то­рожи­ла, а вто­рая еще боль­ше. Он слиш­ком хо­рошо ос­ве­дом­лен о том, что я го­ворил на Со­вете. Ес­ли бы его в са­мом де­ле ин­те­ресо­вали толь­ко чьи-то пра­ва на трон, он не стал бы так бес­так­тно лезть в де­ла, ко­торые его со­вер­шенно не ка­са­ют­ся.
— Это мог­ло быть слу­чай­ностью, прос­тым лю­бопытс­твом, — ска­зал Ке­леборн. — Или обык­но­вен­ной глу­постью.
— Я не был зна­ком с преж­ним На­мес­тни­ком, но, су­дя по то­му, что я о нем слы­шал, он не стал бы дер­жать на та­ком пос­ту ду­рака. Нет, ес­ли Ас­гиль за­давал мне нас­толь­ко не­умес­тные воп­ро­сы, он оп­ре­делен­но знал, что де­ла­ет. Он яс­но дал мне по­нять, что его ин­те­ресу­ют не столь­ко чьи-то пра­ва, сколь­ко сте­пень мо­его учас­тия в воз­ве­дении Ара­гор­на на трон. Имен­но по­это­му вмес­то от­по­веди, ко­торой он зас­лу­живал, я дал ему та­кие от­ве­ты. Мы прек­расно по­няли друг дру­га, но не­из­вес­тно, нас­коль­ко Ас­гиль мне по­верил. И те­перь луч­шее, что мы мо­жем сде­лать, — это у­ехать, по­ка де­ло не при­няло для нас не­хоро­ший обо­рот.
— Что ты под­ра­зуме­ва­ешь под не­хоро­шим обо­ротом? — за­бес­по­ко­ил­ся Ке­леборн.
За гра­ницей при­выч­ных ему зе­мель Вла­дыка Ло­ри­эна чувс­тво­вал се­бя не­уют­но, и лю­бая си­ту­ация, сколь­ко-ни­будь вы­ходя­щая за пре­делы ожи­да­емо­го, нер­ви­рова­ла его.
— Идея царс­тво­вания Ара­гор­на яв­но приш­лась здесь ко дво­ру не всем. Есть этот дру­гой пре­тен­дент, есть но­вый На­мес­тник… Ни­какая власть не лю­бит, ког­да на нее по­куша­ют­ся со сто­роны. Как бы пос­ле от­ка­за Ара­гор­ну не на­чалось вы­яс­не­ние, кто ему по­могал. В этом слу­чае нам луч­ше быть по­даль­ше от­сю­да.
— Ты ду­ма­ешь, лю­ди ос­ме­лят­ся что-то предъ­яв­лять те­бе?!
— За пос­ледние ты­сячи лет смер­тные из­ме­нились. Ес­ли бы ты хоть иног­да вы­совы­вал­ся из сво­его за­повед­ни­ка, ты бы это за­метил. Они дав­но уже не те ди­кари Пер­вой Эпо­хи, ко­торые вос­торжен­но смот­ре­ли вам в рот и ло­вили каж­дое ва­ше сло­во. Те­перь лю­ди не склон­ны спус­кать неп­ро­шен­ное вле­зание в их де­ла. Ник­то не сде­ла­ет нам скид­ку на то, что мы, ви­дите ли, Стар­шие Де­ти Илу­вата­ра.
Га­лад­ри­эль, уже дав­но и без осо­бого вни­мания раз­гля­дывав­шая что-то за ок­ном, те­перь прер­ва­ла свое за­нятие и не­тороп­ли­во обер­ну­лась к ос­таль­ным.
— Я мог­ла бы и ос­тать­ся, но за­чем? — ска­зала она. — Го­род мне сов­сем не­ин­те­ресен. Здесь со­вер­шенно не­чего де­лать. В Ло­ри­эне, впро­чем, те­перь то­же. Сто­ило ли оно то­го?.. — те­перь в ее глу­боком и ме­лодич­ном го­лосе от­четли­во скво­зила ску­ка.
— В тво­ей влас­ти бы­ло пе­ре­иг­рать все ина­че.
Сло­ва эти про­из­ве­ли дей­ствие не­ожи­дан­ное. Ин­то­нации утом­ленной да­мы ис­чезли мгно­вен­но. От преж­ней сон­ной ле­ни не ос­та­лось и сле­да.
— За­меча­тель­но! Вы ре­шили за мо­ей спи­ной, не спро­сив мо­его мне­ния, не ска­зав мне ни еди­ного сло­ва, а по­том пе­рева­лили это де­ло на ме­ня и жда­ли, что я бу­ду тас­кать для вас из ог­ня каш­та­ны? Что­бы пос­ле это­го вы ос­та­лись в сто­роне не­пороч­ны­ми пра­вед­ни­ками, а я влип­ла бы в са­мую грязь по уши? Что­бы вам бы­ло удоб­но здесь и теп­ло за Мо­рем, а пос­ледняя из се­мей­ства Фин­вэ от­мы­валась бы от сво­его па­дения? Вы дей­стви­тель­но ду­мали, что я ока­жусь нас­толь­ко глу­па?
Под прис­таль­ным взгля­дом Га­лад­ри­эли Эл­ронд ос­тался не­воз­му­тим.
— Не­обя­затель­но же бы­ло вот так пря­мо. При тво­ем ис­кусс­тве чте­ния в сер­дцах Коль­цо мог­ло прос­то пе­рей­ти в дру­гие ру­ки и за­терять­ся по до­роге. Не­уже­ли твои уме­ния ста­ли те­бя под­во­дить?
— Они при мне! — от­ре­зала Га­лад­ри­эль. — Ник­то не за­хотел брать Коль­цо.
— Стран­но. Я ду­мал, что…
— Он не хо­тел то­же. По край­ней ме­ре, я ни при чем. Там бы­ло что-то дру­гое.
— И кро­ме этих вось­ме­рых бы­ло еще это мел­кое соз­да­ние. Оно так по­рази­тель­но лов­ко и вов­ре­мя су­мело сбе­жать, так удач­но ока­залось на пу­ти Коль­ца — дос­та­точ­но бы­ло чуть под­тол­кнуть Фро­до, что­бы Гол­лум уд­рал с Коль­цом так да­леко, что его не на­шел бы ник­то и ни­ког­да.
— Толь­ко вот не­зада­ча: вы за­были ска­зать мне о нем, — сар­казм в сло­вах Га­лад­ри­эли мож­но бы­ло чер­пать лож­кой.
— В при­сутс­твии Мит­ранди­ра я ведь не мог ни­чего сде­лать. Ос­та­валось толь­ко на­де­ять­ся на твою со­об­ра­зитель­ность.
— Кро­ме со­об­ра­зитель­нос­ти, у ме­ня неп­ло­хая па­мять. Я еще не за­была, как ког­да-то в са­мый ре­ша­ющий мо­мент ты сбе­жал на се­вер, бро­сив Ке­леб­римбо­ра од­но­го рас­хле­бывать пос­ледс­твия, по­ка вы с Кир­да­ном де­лили Коль­ца.
— Од­но из них дос­та­лось те­бе, — на­пом­нил Эл­ронд по-преж­не­му в не­воз­му­тимой ма­нере, спо­соб­ной вы­вес­ти из се­бя ко­го угод­но.
— Ке­леб­римбор сам от­дал мне его нам­но­го рань­ше.
— Нам с Кир­да­ном не­дос­тупно то средс­тво, ко­торым ты вы­ужи­вала у Ке­леб­римбо­ра раз­ные при­ят­ные ве­щи.
— Ос­та­вим эту те­му, — обор­ва­ла его Га­лад­ри­эль. — Как я по­нимаю, Мит­ранди­ра с со­бой ты брать не хо­чешь.
— Мит­рандир при­ходит и ухо­дит, ког­да ему взду­ма­ет­ся. Не бу­дем ему ме­шать. Ес­ли воз­ра­жений боль­ше нет, я от­дам рас­по­ряже­ния к отъ­ез­ду.
Ар­вен выг­ля­дела рас­те­рян­ной.
— Как, да­же не поп­ро­щав­шись?!
— Ша­тер Ара­гор­на не­дале­ко от во­рот, — ска­зала Га­лад­ри­эль. — Там мы и поп­ро­ща­ем­ся.
Эл­ронд по­качал го­ловой:
— Это по­кажет­ся за­нят­ным, но Ара­гор­на в шат­ре нет. Пос­ле це­ремо­нии он ту­да не воз­вра­щал­ся.
— Ах, вот да­же как? — про­тяну­ла Га­лад­ри­эль. — Тог­да, до­рогая Ар­вен, на этот раз при­дет­ся обой­тись без про­щаний.
— Но хо­тя бы пись­мо? Я на­пишу ему…
Га­лад­ри­эль по­жала пле­чами.
— К че­му эта не­нуж­ная жес­то­кость? Пред­ставь, ка­ково бу­дет Ара­гор­ну его чи­тать.
— Ис­чезнуть, да­же ни­чего не объ­яс­нив, раз­ве не жес­то­ко?
— Твое пос­ла­ние мог­ло прос­то не дой­ти, вот и все, — ска­зал Эл­ронд.
— Ты ведь ни­ког­да не пи­сала Ара­гор­ну?
— Нет. Мне не­куда бы­ло пи­сать.
— Зна­чит, для вас это в обы­чае, не­зачем и на­чинать.
— Пос­той­те! — не под­да­валась на уве­щева­ния Ар­вен. — Отец, ты объ­яс­нил все очень хо­рошо, но что, ес­ли ты все-та­ки оши­ба­ешь­ся? Ес­ли на са­мом де­ле все не так, как ви­дит­ся те­бе, и Ара­горн все-та­ки сде­ла­ет­ся ко­ролем?
— Мы ведь у­ез­жа­ем не зав­тра. Сбо­ры зай­мут день-дру­гой. За это вре­мя они при­дут к ка­кому-то ре­шению. И ес­ли ока­жет­ся, что я оши­бал­ся, мы ос­та­нем­ся. Но не ду­маю, что я ошиб­ся. А ес­ли и Ара­горн вы­берет­ся из этих неп­ри­ят­ностей…
— А ес­ли нет? — пе­реби­ла его Ар­вен.
— Мы все рав­но ни­чем не мо­жем ему по­мочь. Так вот ес­ли для Ара­гор­на все кон­чится бла­гопо­луч­но, он, ко­неч­но, вер­нется на Се­вер. И тог­да, ес­ли ты все еще бу­дешь же­лать это­го бра­ка, я не ста­ну вам пре­пятс­тво­вать.
— Да­же ес­ли Ара­горн не бу­дет ко­ролем?
Эл­ронд кив­нул.
— Он дей­стви­тель­но сде­лал для это­го все, что мог. Не его ви­на, что об­сто­ятель­ства ока­зались силь­нее.
— Мо­жет быть, так яв­ля­ет се­бя судь­ба, — Га­лад­ри­эль сно­ва бы­ла са­мо спо­кой­ствие и муд­рость. — Те­перь, ког­да твой брак из приз­рачной гре­зы вот-вот прев­ра­тит­ся в дей­стви­тель­ность, у те­бя по­яви­лась еще од­на воз­можность по­думать, в са­мом ли де­ле он ну­жен те­бе.
Те­перь Ар­вен про­мол­ча­ла. Она бы­ла толь­ко по­доби­ем Лю­ти­эн, и де­ятель­ный про­тест был не для нее. Зна­мени­тая ее пред­шес­твен­ни­ца го­това бы­ла пе­ревер­нуть весь мир ра­ди сво­ей люб­ви, Ар­вен же крот­ко вы­шива­ла, пос­лушная во­ле ро­дите­ля. Та­кой же она ви­дела жизнь в бу­дущем бра­ке, го­товясь пе­рей­ти от од­но­го пос­лу­шания к дру­гому и пос­ле­довать за суп­ру­гом в пос­мер­тную не­из­вес­тность. Ар­вен выб­ра­ла так са­ма, но не зна­ла, по­чему. Пос­лу­шание бы­ло ос­но­вой ее жиз­ни.

***


Тень ста­рого Мин­доллу­ина про­тяну­лась чуть не до са­мой ре­ки, че­рез об­жи­ва­ющий­ся Пе­лен­нор с лос­ку­тами пус­ты­рей и за­ново раз­би­тых ого­родов, с нас­пех выс­тро­ен­ны­ми вре­мян­ка­ми и не­дочи­нен­ны­ми еще до­мами. В уп­лотнив­шихся под сте­нами су­мер­ках уб­ранс­тво так и не за­кон­ченно­го тор­жес­тва ка­залось поб­лекшим и од­ноцвет­ным. У па­латок Се­рого От­ря­да сей­час бы­ло ожив­ленно, но без су­еты — толь­ко что вер­нувший­ся из Го­рода Ха­тал­дир объ­явил об­щий сбор. На ог­не буль­ка­ло ка­кое-то ва­рево — в жа­ру осо­бого ап­пе­тита не бы­ло ни у ко­го, но хоть раз в день го­рячее есть все же по­лага­лось. Кто-то уже ле­ниво пе­реку­сывал в ожи­дании ужи­на. Па­рад­ные оде­яния бы­ли сня­ты и уб­ра­ны, ус­ту­пив мес­то буд­нично­му. Боль­шинс­тву ка­зались из­ли­шес­твом и ру­бахи — при­шель­цы с се­вера при­вык­ли к мес­тно­му сол­нцу так же, как и к мес­тной еде.
Ха­тал­дир об­вел взгля­дом сво­их со­роди­чей.
— Ну что, все тут?
Лю­ди за­шеве­лились, обо­рачи­ва­ясь.
Ха­тал­ди­ру не сос­та­вило бы тру­да са­мому пе­рес­чи­тать соб­равших­ся. Мо­жет быть, он это да­же уже и сде­лал. Но ка­кое-ни­какое вступ­ле­ние ведь тре­бова­лось.
— Да вро­де все…
— По­годи… тро­их нет, кто ко­ней сте­режет.
— Про них я знаю, — кив­нул Ха­тал­дир.
Та­бунок ду­надан­ских ко­ней, раз­росший­ся вдвое пос­ле всех со­бытий, на­ходил­ся до­воль­но да­леко от­сю­да. На Пе­лен­но­ре ни­ког­да не бы­ло пас­тбищ, а опус­то­шен­ные оса­дой и бит­вой по­ля ус­пе­ли те­перь буй­но за­поло­нить­ся су­реп­кой, ди­кой ру­той, осо­том и ле­бедой. Сор­ная эта рас­ти­тель­ность пло­хо го­дилась в пи­щу ко­ням, их отог­на­ли на лу­га к се­веру от ос­татков Рам­мас Эхо­ра, и двое-трое Сле­допы­тов прис­матри­вали за ло­шадь­ми, сме­ня­ясь по оче­реди.
Ха­тал­дир дож­дался ти­шины.
— Вот что я хо­чу вам ска­зать: по­ра и по до­мам. Де­лать здесь боль­ше не­чего.
Про­дол­жать он не со­бирал­ся, и, ког­да это сде­лалось по­нят­но, кто-то на­рушил все­об­щее оза­дачен­ное мол­ча­ние:
— Ты бы по­яс­нил.
— Не­чего тут по­яс­нять, — Ха­тал­дир го­ворил как буд­то о чем-то са­мо со­бой ра­зуме­ющем­ся. — Вой­на кон­чи­лась, дру­гой не пред­ви­дит­ся. И Ара­горн ко­ролем не ста­нет. Ра­ди че­го тут тор­чать?
— По­чему не ста­нет? Что, уже ска­зали? — по­сыпа­лись не­до­умен­ные воз­гла­сы.
— А го­ворить тут то­же не­чего. Все и так по­нят­но, ес­ли го­лова на пле­чах. Слу­шай­те: мы вот толь­ко что вер­ну­лись, хо­дили в го­род пос­мотреть, чем де­ло пах­нет. А в Ци­тадель не пус­ка­ют. Толь­ко с па­ролем, а мы его знать не зна­ем. Это еще ни­чего. Го­ворят, та­кое и рань­ше бы­вало. Но Ле­голас с Гим­ли, — Ха­тал­дир кив­нул в сто­рону шат­ра, — преж­де за­ходи­ли сво­бод­но, а те­перь нет. То­же не пус­ка­ют. Всех от­ве­тов «на­пиши­те, пе­реда­дим».
— А от­вет мы как по­лучим?
— Да ни­как. Я ни­чего и пи­сать не стал.
Пе­реж­дав оче­ред­ную вспыш­ку не­до­уме­ния, Ха­тал­дир по­яс­нил:
— А что я бу­ду пи­сать? «Как де­ла»? Глу­по. А что-то дру­гое я еще не рех­нулся. Сло­ва — это ерун­да, их ве­тер унес. А на бу­маге ос­тавлять — еще не­из­вес­тно, кто проч­тет. И не­из­вес­тно, что у них тут во­об­ще тво­рит­ся, а то так эту пи­суль­ку вы­вер­нут, что век не оп­равда­ешь­ся.
— Мо­жет, по­годим еще го­ряч­ку-то по­роть?
— Дей­стви­тель­но! Еще дня не прош­ло, ни­чего еще тол­ком не­из­вес­тно, а ты уже та­кие вы­воды де­ла­ешь.
— А ка­кие дол­жен был? Что се­год­ня ого­роди­ли ра­ди от­ды­ха, чтоб вся­кие не бес­по­ко­или, а зав­тра сол­нышко вста­нет, и Ара­гор­на под бе­лы ру­ки на трон по­ведут?
— Не пой­му, что смеш­но­го. Се­год­ня взош­ло — по­вели же.
— И уже сов­сем бы­ло ко­роно­вали, но тут слу­чай­но ми­мо плыл ка­кой-то ум­ба­рец и по­думал, не заг­ля­нуть ли ему на ко­рона­цию, — из­де­ватель­ски за­метил Ха­тал­дир. — И с со­бой у не­го слу­чай­но бы­ла ку­ча гра­мот, и сам он слу­чай­но был ко­ролев­ско­го ро­да. И он то­же ре­шил поп­ро­бовать, а его слу­чай­но за­хоте­ли выс­лу­шать. Бы­ва­ют та­кие сов­па­дения.
Бо­лее все­го Ха­тал­дир из­де­вал­ся сей­час над собс­твен­ны­ми рух­нувши­ми меч­та­ми. Не то что­бы он стро­ил ка­кие-то серь­ез­ные пла­ны — весь его об­раз жиз­ни не рас­по­лагал к пус­тым гре­зам. Но все на­чина­лось так хо­рошо…
Все они бы­ли пти­цами од­но­го по­лета. Млад­шие сы­новья млад­ших сы­новей, ко­му ни при ка­ких об­сто­ятель­ствах не све­тило ни клоч­ка кро­хот­ных фа­миль­ных на­делов. Бес­се­мей­ные оди­ноч­ки, в па­ру се­бе мо­гущие взять толь­ко млад­ших до­черей-бес­при­дан­ниц, та­ких же ни­щих, как они са­ми. Уда­чей для се­бя они счи­тали, ес­ли уда­валось прис­тро­ить­ся к иму­щим сво­им со­роди­чам где-ни­будь на сбор пош­лин у Сарн­ско­го бро­да. Эти трид­цать, от ко­торых те­перь ос­та­лось двад­цать пять, бы­ли еще не са­мыми ни­щими — они мог­ли поз­во­лить се­бе ло­шадь, а ведь у мно­гих, по­доб­но Ара­гор­ну, не бы­ло и это­го. По­нево­ле ис­ка­тели луч­шей до­ли, они при­еха­ли на юг вслед за сво­им соб­ра­том, чьи де­ла вдруг ска­зоч­ным об­ра­зом пош­ли в го­ру. Но сказ­ка за­кан­чи­валась.
— Нет, друг ты мой, так прос­то не бы­ва­ет. Ес­ли нах­ра­пом не вы­горе­ло, по­том уже не по­лучит­ся.
Сде­лалось ти­хо.
— А этот приш­лый у се­бя на ко­раб­ле так и жи­вет, — вдруг за­метил кто-то. — Нет, — мот­нул он го­ловой, — я на­роч­но не раз­ню­хивал. Днем, в жа­ру, де­лать бы­ло не­чего, вот я и смот­рел по сто­ронам. Всех в го­род за­тол­ка­ли, а эти на ко­рабль уш­ли. По­том слу­ги от­ту­да в го­род бе­гали. На ры­нок, дол­жно быть, по­тому что с пол­ны­ми меш­ка­ми-кор­зи­нами вер­ну­лись. И ни­чего, стра­жи к ним не прис­та­вили, и око­ло ко­раб­ля все ти­хо. Я бы да­же схо­дил по­гово­рить, да не о чем бы­ло.
— Ну? Пос­ле это­го ко­му-то до сих пор не­понят­но?
— Мдаа… — про­тянул кто-то еще. — Ка­ким уж тут ко­ролем… Хо­рошо, ес­ли го­лова на пле­чах уце­ле­ет.
— Ну это ты уж че­рез край хва­тил, — не сог­ла­сил­ся си­дев­ший поч­ти нап­ро­тив не­го. — Ара­горн ни­кого ведь не свер­гал, преж­ний пра­витель вро­де сам по­мер. За что го­лову-то сни­мать?
— Власть де­ло мут­ное. Ты ду­ма­ешь, они здесь ты­сячу лет без ко­роля, по­тому что им на трон по­садить бы­ло не­кого? Всю эту ты­сячу лет жда­ли, ког­да же Ара­горн на­родит­ся, сю­да при­едет и их ос­час­тли­вит?
— Он все-та­ки по­томок Исил­ду­ра, по пря­мой ли­нии…
— Так и что? А отец его и ос­таль­ные пред­ки не по пря­мой, что ли, бы­ли?
Ос­таль­ные слу­шали их с ин­те­ресом. В эту не­боль­шую пе­репал­ку Ха­тал­дир не ввя­зывал­ся, но вы­раже­ние его ли­ца яс­но го­вори­ло о том, чью сто­рону он под­держи­ва­ет.
— Это ты к че­му?
— К то­му, что ес­ли тут вдруг на ко­ролей не­дород слу­чил­ся, и бли­же, чем у нас, это­го доб­ра не наш­лось, за­чем жда­ли столь­ко? За ты­сячу лет у Ара­гор­на пред­ков пят­надцать бы­ло, лю­бого зо­ви. Или не до­гады­вались?
— Мо­жет, не зна­ли, что есть та­кие.
— А как уз­на­ли, так сра­зу и об­ра­дова­лись: на­конец-то ко­роль у нас бу­дет, а то мы уж заж­да­лись, все гла­за прог­ля­дели!
— Ку­да ты кло­нишь, я не пой­му?! — ра­зоз­лился его со­бесед­ник.
— Ту­да, дурья го­лова, что так не бы­ва­ет. Не бы­ва­ет, чтоб вот так при­ехал, и на трон. Прос­то так чу­жака не то что в ко­роли, в де­ревен­ские ста­рос­ты не пус­тят. Здесь своя власть есть, ей чу­жих не на­до. А ес­ли кто-то и на­дума­ет власть по­менять, то не ра­ди пер­во­го встреч­но­го, у ко­го ро­дос­ловная под­хо­дящая. Здесь ка­кие-то свои ин­три­ги, и не Ара­горн в них зап­равлял. Он о них и не зна­ет. Знал бы — и нам бы ска­зал.
— Мы с ним ря­дом че­тыре ме­сяца, — под­держал его еще один. — Ес­ли бы что-то бы­ло, мы бы ви­дели. Но Ара­горн ни с кем не встре­чал­ся, ни с кем не со­вещал­ся, ник­то к не­му не при­ходил, со­ветов не спра­шивал. Толь­ко ко­рона­цию раз­ве что ре­пети­рова­ли, где сто­ять, что го­ворить, да мер­ки сни­мали.
— О чем я и го­ворю. Ара­гор­на не в ко­роли зва­ли, а на тро­не си­деть. Но что-то сор­ва­лось, кто-то ко­го-то пе­рехит­рил. А ес­ли те­перь на­до бу­дет ко­го-то по­каза­тель­но вы­пороть, то Ара­гор­на пер­во­го ви­нова­тым наз­на­чат. Удоб­но ведь! Этот прип­лыл — за ним це­лый Ум­бар. А за Ара­гор­ном кто? Всерь­ез за­хотят — сжу­ют его с кос­тя­ми, да и нас за­од­но прих­ва­тят.
В без­мя­теж­ности теп­ло­го лет­не­го ве­чера от­четли­во по­ве­яло чем-то очень неп­ри­ят­ным.
— Эти-то, — ска­зал кто-то, в свою оче­редь кив­нув в сто­рону шат­ра, — ни­куда не ры­па­ют­ся.
— Они не лю­ди, с них и спро­са нет. А мы здесь без Ара­гор­на нет ник­то. В слу­чае че­го зас­ту­пать­ся за нас не­кому.
— Да мы вро­де не ме­ша­ем. Сош­ки мел­кие, до­роги ни­кому по­ка не пе­ребе­гали.
— По­ка нет, но бе­реже­ного и не­бо бе­режет.
Им по­вез­ло. В мо­ран­нон­ской не­раз­бе­рихе, ког­да на пят­ках Са­уро­нова вой­ска они вор­ва­лись в Мор­дор, пря­мо сра­зу за Уду­ном им под­верну­лась вой­ско­вая каз­на ис­терлин­гов, бро­шен­ная бе­гущи­ми на­ем­ни­ками. Каз­ну они ос­та­вили се­бе — Се­рый От­ряд не под­чи­нял­ся ни­кому, кро­ме Ара­гор­на, а что с бою взя­то, то свя­то. Те­перь вмес­те с неж­данным доб­ром приш­ли и но­вые за­боты.
— А жаль у­ез­жать. Стра­на бо­гатая, мож­но бы­ло бы как-ни­будь ус­тро­ить­ся.
— А я те­бя не не­волю, — ска­зал Ха­тал­дир. — Я ко­ман­дир толь­ко тем, кто по­едет на­зад на Се­вер. Ос­таль­ные дру­гого се­бе вы­бирай­те или как зна­ете. Хо­чешь — ос­та­вай­ся. Вдруг да воз­не­сешь­ся, и я на ста­рос­ти лет к те­бе в прив­ратни­ки пой­ду.
— Мо­жет, и воз­не­сусь, — свар­ли­во про­бур­чал спор­щик.
— И зем­лей раз­жи­вешь­ся, — под­за­дорил кто-то. — Дву­мя ран­гар на клад­би­ще. Нет, это­го доб­ра я и до­ма най­ду.
— И я до­мой, — ска­зал дру­гой. — С та­кими день­га­ми в на­шей ок­ру­ге я сам се­бе ко­роль. А здесь толь­ко заз­ря рас­тра­тим.
— До­ма и спо­кой­нее. Нем­но­го раз­бо­гате­ли, ло­шадей смен­ных по­лучи­ли, при­оде­лись — жал­ко бу­дет, ес­ли по­теря­ем. Да­вай, Ха­тал­дир, ко­ман­дуй, что де­лать.
— Так. Кто со мной на Се­вер?
С де­сяток рук под­ня­лось сра­зу. Чуть по­годя еще нес­коль­ко, по­том еще. Ос­таль­ные пог­ля­дыва­ли на это, раз­ду­мывая, но та­кое еди­ноду­шие убеж­да­ло луч­ше вся­ких слов.
— Вот и хо­рошо, — по­дыто­жил Ха­тал­дир.
— А те трое, кто с ло­шадь­ми сей­час?
— С ни­ми я пе­рего­ворил еще днем, — от­ве­тил Ха­тал­дир. — Они с са­мого на­чала ре­шили воз­вра­щать­ся до­мой. Тог­да так… — он пос­мотрел в не­бо, при­киды­вая вре­мя.
Лег­ли ко­рот­кие юж­ные су­мер­ки. Ско­ро дол­жно бы­ло сов­сем стем­неть. На Пе­лен­но­ре тут и там за­жига­лись ог­ни, по­тяну­ло ды­мом — лю­ди го­тови­ли ужин.
— Сей­час по­едим, от­дохнем па­ру ча­сов, по­ка в го­роде спать не лег­ли, и нас со стен вид­но. Вы двое, — ука­зал Ха­тал­дир, — съ­ез­ди­те по­може­те приг­нать ло­шадей. А как лу­на взой­дет, быс­тро со­бира­ем­ся и что­бы к рас­све­ту уже и след наш прос­тыл.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 21 2018, 19:52
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Я хочу написать хвалебный отзыв, пока только по второй главе, чтобы не растерять по дороге.
Как же мне нравится, сил просто нет! Как точно выдержаны характеры в рамках канона! (Я всегда на это обращаю внимание и очень ценю), буквально до реплик. Сэм, Гендальф - говорят точь-в-точь как в книге, со всеми характерными репликами. Только вот откуда у Сэма в голове столько взялось соображалки, что он пришел к таким выводам насчет того, кто на самом деле есть Арагорн и быть на его стороне весьма нежелательно? И их нежданная практичность в вопросах обратного пути? Неужели и хоббиты обучаемы, хотя бы горьким опытом? И пусть Гендальф не в тюряге, а просто под стражей, но как приятно видеть его растерянным и беспомощным, что и на эту мерзкую сьюху-рассьюху нашлась управа!! :aggressive: И как вы строго держитесь в рамках канона! Ни на шаг не заступили, ни одной из наших идей не промелькнуло? Как вы умудрились так точно отмерить? Знаете, я вашего много читала, но это одно из ваших лучших произведений! Мне нравится каждый абзац и я наслаждаюсь, как каждым куском дорогой колбасы или киевского торта. Выложите его на фикбуке, плиз!! И я его награжу по заслугам! :give_rose:
Какие у меня талантливые друзья!!! :man_in_love: Что ж, на три таланта допустим один бездарь. :wub:


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 21 2018, 20:04
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6364
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3376




Цитата (Флер де Лис @ Апр 21 2018, 19:52)
Только вот откуда у Сэма в голове столько взялось соображалки, что он пришел к таким выводам насчет того, кто на самом деле есть Арагорн и быть на его стороне весьма нежелательно? И их нежданная практичность в вопросах обратного пути?

В принципе, Сэм никогда не был дураком, а его практичность - основополагающее его качество. В прошлый раз было некогда, а сейчас я отмечу это в главах о Мордоре.
Цитата
И как вы строго держитесь в рамках канона! Ни на шаг не заступили, ни одной из наших идей не промелькнуло? Как вы умудрились так точно отмерить?

Кто бы знал, чего нам это стоило! :rolleyes:


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 21 2018, 20:12
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Цитата (Флер де Лис @ Апр 21 2018, 19:52)
И пусть Гендальф не в тюряге, а просто под стражей, но как приятно видеть его растерянным и беспомощным, что и на эту мерзкую сьюху-рассьюху нашлась управа!! :aggressive:

А как нам приятно!! Прям вот рассчитаться с гадом за все дела его!! :butcher:
Цитата
И как вы строго держитесь в рамках канона! Ни на шаг не заступили, ни одной из наших идей не промелькнуло? Как вы умудрились так точно отмерить?

Это мы пока, пока, чтобы читателя сразу в лоб не лупить нашими ересями. Это тут уже все привычные, а для неподготовленного-то ума такие повороты крутоваты будут. Прежде чем гнуть, надо же попарить сперва ;)
Цитата
Выложите его на фикбуке, плиз!!

Так все давно там. То есть, сначала мы сюда, а потом тут же и туда несем. Ибо ересь - в массы!!


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 21 2018, 20:25
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6364
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3376




Сейчас во время просматривания работы подумалось: блин, ведь Арвен Феанору ВСЕГО-НАВСЕГО троюродная внучка! Это же даже по человеческим меркам - совсем рядом. Вон моя двоюродная племянница родила - её дочь для меня всё равно, как Арвен Феанору.


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 21 2018, 20:36
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата (Ursa Maior @ Апр 21 2018, 20:25)
Сейчас во время просматривания работы подумалось: блин, ведь Арвен Феанору ВСЕГО-НАВСЕГО троюродная внучка! Это же даже по человеческим меркам - совсем рядом. Вон моя двоюродная племянница родила - её дочь для меня всё равно, как Арвен Феанору.

А тут какой-то драный Арагорнишка в люди лезет.
Цитата
В принципе, Сэм никогда не был дураком, а его практичность - основополагающее его качество.

Я знаю, и всегда любила его за практичность. Но он при всей массе своих достоинств глуп. Просто до тошноты глуп.
Цитата
Кто бы знал, чего нам это стоило!

Вот и я думаю, как вы так умудряетесь? Каждое предложение нужно через пальцы пропустить! А это ж какой труд!
Как же я вас всех люблю: всех кучей и каждую по отдельности!! :heart: :heart: :heart: Какой сегодня чудесный день!!
Это я все по второй главе прыгаю, никак третью не начну.


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 21 2018, 21:03
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Прочла третью главу. И нравится мне все больше. Как от Арагорнишки все побежали в разные стороны, действительно, как крысы с тонущего корабля. Будет у Братства и завтрак, и ужин - Фродо в ВК не особо был нужен. Мне очень понравилась компашка эльфов - интересно посмотреть на них на всех вместе, чего не было ни разу в каноне. Но Элронду вы безжалостно польстили. Хоть даже знаточихи знают, что его воспитывали феаноринги - воспитали они сущее дерьмо на палочке, и это камень в их огород. Хотя, я не могу воспитать даже попугаев, ибо это такая мука - воспитывать!
И еще я искреннее рада за дунаданов, нашедших казну. Вот просто от всей души рада. Интересно, как так повезло именно им, а не кому-то еще?


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 21 2018, 21:12
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6364
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3376




Цитата (Флер де Лис @ Апр 21 2018, 21:03)
И еще я искреннее рада за дунаданов, нашедших казну. Вот просто от всей души рада. Интересно, как так повезло именно им, а не кому-то еще?

Потому что именно они за чем-то подобным сюда и ехали. Поэтому деловито обыскивали всё брошенное убегающим супостатом, всех убитых, ничего не пропуская. Они вон и коняшками разжились. В общем, не зря ездили мужики. Они счас в дороге слегка остынут и поймут, что для них дело наилучшим образом сложилось. Стань Арагорн королём - ещё неизвестно, кого и как бы он приметил и приветил. Может, через короткое время захотел бы забыть часть своего прошлого.
А деньги есть деньги. И лишний конь никогда не лишний. Если всё это не пропить-не прогулять, то можно и в люди выбиться.


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 21 2018, 21:16
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 13417
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Online

Репутация: 4713




Цитата (Флер де Лис @ Апр 21 2018, 21:03)
Но Элронду вы безжалостно польстили. Хоть даже знаточихи знают, что его воспитывали феаноринги - воспитали они сущее дерьмо на палочке, и это камень в их огород.

Почему польстили? Он и в каноне не дурак, - регулярно сматывался, чуть только начинало пахнуть жареным, благодаря чему на всем протяжении истории только систематически приумножал. И при этом официально ни в чем не замешан и пламенный борец за мир во всем мире.
Цитата
И еще я искреннее рада за дунаданов, нашедших казну. Вот просто от всей души рада. Интересно, как так повезло именно им, а не кому-то еще?

Потому что эти рыцари удачи уже на уровне инстинкта добычу чуют. У них вся жизнь на это направлена потому что.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 21 2018, 21:47
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5040
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 2583




Такой текст надо читать внимательно. Сейчас времени нет, чтоб со вкусом.
Вот загоновые шляхтичи домой собрались. Эльфы и полукровки венценосные - тоже. Арагорн явно никому принципиально не нужен.
Но вот даже шляхта нашего Берилла догадалась, что того выбрали на троне сидеть. Гендальф же править страной не будет. Во-первых, ненавидит любой труд ради окружающих, во-вторых просто не умеет.
На кого же Гендальф рассчитывал как на местного кардинала Ришелье? Или дедуле было до паникадила, как будет существовать гондор и остальные земли после войны?


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 21 2018, 21:55
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 5601
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1531




Цитата
Или дедуле было до паникадила, как будет существовать гондор и остальные земли после войны?

Есественна! Как говорила Люда "я прокукурекал, а там пусть хоть не рассветай"
Цитата
Арагорн явно никому принципиально не нужен.

Я и говорю "Фродо в ВК не особо был нужен"
Цитата
Потому что эти рыцари удачи уже на уровне инстинкта добычу чуют. У них вся жизнь на это направлена потому что.

Цитата
Потому что именно они за чем-то подобным сюда и ехали. Поэтому деловито обыскивали всё брошенное убегающим супостатом, всех убитых, ничего не пропуская.

Вот потому я так за них и рада, что их прекрасно понимаю!! :drinks:
Моряку даны с рожденья
Две любви - земля и море.
Он без них прожить не может!
Ими счастлив он и горд! (с) ;)


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top

Topic Options Страницы: (33) « Первая ... 30 31 [32] 33  Reply to this topicStart new topicStart Poll


 


Текстовая версия