Powered by Invision Power Board

Страницы: (50) 1 [2] 3 4 ... Последняя »  ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topicStart Poll

> Пухова Опушка, Наше творчество
Krakodil
Отправлено: Апр 5 2017, 01:02
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Не буду спрашивать, чем именно оно кончится.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 5 2017, 01:09
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
Не буду спрашивать, чем именно оно кончится.

Легко понять...

Сегодня первую трясогузку видела утром. А сейчас опять задуло с северо-востока.
Спать пойду! Всем пока!


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Тигра
Отправлено: Апр 5 2017, 21:06
Quote Post


Тигрица с драконом
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 828
Пользователь №: 11
Регистрация: 22-Марта 17
Статус: Offline

Репутация: 1161




Тоже, что ли свое запостить :)

[Показать/Скрыть]
Картинки кликабельные.

Сборная солянка, так сказать:
(IMG:https://img-fotki.yandex.ru/get/197102/19589310.90/0_c6e53_df02e229_M.jpg)

(IMG:https://img-fotki.yandex.ru/get/96770/19589310.91/0_c702f_c1bd1eea_S.jpg)
Акварель + контур тушью. Сканировала - не понравилось, фотографировала со вспышкой и без.
Выбрала ту, что без вспышки, но все равно на бумаге оно намного лучше смотрится.




--------------------
PMEmail Poster
Top
Serena
Отправлено: Апр 6 2017, 19:50
Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 2817
Пользователь №: 3
Регистрация: 22-Марта 17
Статус: Offline

Репутация: 1545




Цитата (Krakodil @ Апр 4 2017, 19:17)
Три разговора на Тол-ин-Гаурхот


[Показать/Скрыть]


***

Две нолдорские лампы – видимо, из того добра, которое восемь лет назад пришлось здесь бросить Ородрету при своем поспешном отступлении – освещали небольшую комнату. Финрода принесли сюда после проигранного им поединка. Без сознания он пробыл достаточно долго – такой вывод напрашивался после изучения обстановки: вряд ли грубо сколоченный топчан стоял тут раньше, и широкую доску, символизирующую некое подобие стола, надежно привинтили к стене под окном тоже вряд ли загодя. Само окно, узкое и длинное, сейчас закрывал новый плохо пригнанный ставень, из-за которого при сильном ветре исправно тянуло холодом, но Финрод и так прекрасно знал, что оно выходит во внутренний двор. Комната тоже была хорошо знакома – в конце концов, он ведь сам все это строил.

Нового хозяина когда-то собственной крепости он с тех пор видел только один раз: тот явился на следующий день после их поединка, и Финрод с хмурой удовлетворенностью отметил его изнуренный осунувшийся вид, хотя сам Финрод выглядел, вероятно, ничуть не лучше.
Саурон начал было с допроса. Финрод, естественно, отмалчивался, но, по-видимому, Саурон ничего другого и не ожидал, поскольку не проявил ни малейшей настойчивости. Вместо этого он с беззаботной укоризной повел речь о том, что его неведомый полонянин неплохо устроился. Вольно же гордо молчать, когда тебе, как явному предводителю, заведомо ничего не угрожает. Очень удобно изображать героя, когда сведения вместе с душами будут вытягивать из всех, кроме тебя.
С выбранного тона Саурон не сбился ни разу – впрочем, он сам сказал, что правду слушать тяжело и противно, а вот говорить ее легче легкого – и сразу после этого удалился, даже не посмотрев, какое впечатление произвела его речь.
Финрод остался наедине со скверными мыслями.
Конечно, все это было очевидной манипуляцией, но любой из вариантов ответа на нее выходил одинаково проигрышным, и оттого делалось особенно погано.

На лодыжках висели массивные браслеты кандалов. Очень быстро это железо начало раздражать кожу – штанины постоянно выбивались из-под него. Но на фоне нынешних обстоятельств это было сущей мелочью. Так же, как и мерзнущие на каменном полу босые ноги – обувь тоже отобрали.

Орки наведывались дважды в день и вели себя, как ни странно, прилично. Хороших манер от них ждать не приходилось, но откровенной грубости они тоже не демонстрировали. По всей видимости, такие у них были приказы. Они выводили его на оправку и даже разрешали умыться. Эти же орки приносили еду – похоже, ту, которой питались и сами – либо кашу, либо какую-то похлебку, сваренную из здешней рыбы. Впрочем, Финроду сейчас было не до разносолов. Четверо суток он медленно приходил в себя, понемногу восстанавливаясь – состязание в песнях действительно выпило почти все его силы.

На пятый день произошло нечто новое. Финрод уже хорошо помнил, когда приходят его тюремщики. Теперешние звуки шагов были неурочными.
Лязгнул отпираемый замок, и в комнату ввалился Саурон. Опираясь одной рукой на дверной косяк, а другой не выпуская еще двери, он на мгновение замер и вдруг разразился хохотом. Прямо-таки давился им, сгибался пополам, хлопал себя по коленкам, так что еле нашел силы отцепиться от косяка и закрыть дверь за своей спиной. Потом он воззрился на узника, будто видел его впервые, тонким срывающимся голосом выдавил из себя: «Фииииииииииинрод!!» и снова зашелся в приступе дикого хохота.
Обращение по имени могло означать лишь одно, но Финрод сейчас был слишком сбит с толку, чтобы размышлять, и молча ждал развития событий.
Судя по всему, наконец заряд начал иссякать. Хохот перешел в подвывания, потом Саурон перевел дух, смахнул слезинки из уголков глаз.
- Забыл уже, когда так смеялся, - фыркнул он напоследок. – Я сперва ушам не поверил. Решил, что это надо мной героически пошутить вздумали. Совсем уж собрался всыпать по первое число. А потом до меня как дошло… - и Саурон опять прыснул со смеху. – Ты бы знал, чего мне стоило сдержаться! И потом, пока проверял, чуть не лопнул!
Веселье Саурона было неподдельным и даже несколько заразительным. Он, как казалось, вполне искренне приглашал разделить эту свою потеху. Если бы издевался, было бы легче.
- Почему ты сам не мог мне этого сказать?! Зачем ты молчал?!
- Неловко было тебя расстраивать. Ты ведь думал, что поймал ценных лазутчиков.
- Нет, но в самом деле! – не унимался Саурон. – Если бы ты все рассказал сразу, скольких неприятностей вы бы избежали! Честное слово, если бы я знал, куда и зачем вас несет, – да я бы в жизни не стал вас задерживать! Наоборот, я бы сделал все, чтобы вы добрались без помех – такого балагана в Ангбанде в жизни не видели.
Финрод снова попробовал парировать:
- Ничего еще не потеряно. Тебе ничто не мешает нас отпустить, и мы пойдем веселить Ангбанд. Только не предупреждай их там заранее, чтобы веселье было полным.
- Прекрасная мысль! – просиял Саурон. – Я ее непременно подумаю! Не в службу, а в дружбу – вот дошел бы ты до Ангбанда, а дальше что делать собирался?
От этого делалось еще обиднее. Не объяснять же, что и сам прекрасно знал, насколько сумасбродной и безнадежной была вся эта затея, с горем пополам сочиненная в безвыходной ситуации.
- Отвяжись от меня, сатана! – не выдержал он.
Саурон огорченно махнул рукой.
- Поделиться с тобой хотел, а ты…Эх, и зануда ты, Финрод! Кстати, неплохая работа, - добавил он, глядя на свою ладонь.
Переход был неожиданным. Причина его, однако, раскрылась тут же: Саурон выложил на стол кольцо, то самое, которое Финрод когда-то отдал Барахиру и с которым Берен пришел в Нарготронд.
- У меня не разбойничий притон, - торжественно возгласил Гортхаур и удалился.
Финрод повертел кольцо в пальцах и задумался. Кто-то не выдержал. Что это меняло для него и всех остальных? Ничего. Запирательство не имело значения. В прямом и переносном смысле их песенка была спета там, где Саурон встретил странных пленников, а Финрод предпринял единственно возможную отчаянную попытку освободиться и проиграл. Тогда их дальнейшая судьба определилась окончательно и бесповоротно, и отказ утолять Сауроново любопытство был только символом, отделяющим поражение от полной сдачи на милость победителя. И если Берен или кто-то другой оставил и этот последний рубеж, Финрод его не осуждал. Неизвестно, сколько продержится он сам, когда за него возьмутся всерьез – не здесь, так в Ангбанде. Что он там окажется, можно было не сомневаться: король Нарготронда все-таки достаточно важная персона, чтобы твердо рассчитывать на аудиенцию.

***

«Уже?» - подумал Финрод, когда вечером следующего дня в коридоре послышались шаги минимум четверых. – «На ночь глядя?» Подниматься он не стал – много чести Саурону встречать его стоя.
На этот раз Саурон вплыл. Отнюдь не величаво, «томно» было бы самым подходящим определением. Его сопровождали два орка, один тащил табурет, в руках второго был какой-то сверток. Расположив все это рядом со столом и на нем соответственно, орки, повинуясь третьему жесту начальства, исчезли и прикрыли за собой дверь. Финрод был уверен, что они остались караулить снаружи. Сам он следил за этими эволюциями со умеренным интересом – изображать равнодушие у него получалось плохо.
Жестом фокусника Саурон откинул углы салфетки. Две пышные лепешки упали на стол, более не удерживаемые тканью. В центре композиции оказалась баклага, на горлышко которой надеты были два оловянных стакана, украшенных гравировкой – видимо, из личного обихода главного подручного. Саурон взглянул на баклагу с умильностью. Сегодня он вообще лучился своеобразной благорасположенностью ко всему и вся.
- Напиться до еле можаху тут и одному не получится, но чтобы вдвоем посидеть, вполне хватит.
Наблюдающий за представлением Финрод здесь все же нарушил молчание.
- Ты думаешь, что я буду с тобой пить?
- А почему нет? – поднял брови Саурон. – Личных счетов между нами не имеется. Или я, сам того не зная, ненароком у тебя невесту увел? Ты бросил мне вызов, я его принял и победил, заметь себе, честно. Ты до такой степени не можешь мне простить, что я оказался сильнее?
Машинально Финрод поправил штанину – проклятая опять вылезла из-под железной оковы. Он не собирался ни на что намекать.
- Вынужденная предосторожность, - изрек Саурон, от которого это движение, разумеется, не укрылось. – Чего доброго взбрело бы тебе геройствовать, сбежались бы орки, попортили бы тебе портрет – и кому все это было бы нужно?
В глубине души Финрод вынужден был согласиться: рассчитывать на побег, конечно, не приходилось, но он не ручался, что при некотором раскладе не попробовал бы имитировать такую попытку в надежде встретить более легкую смерть.
- Повернись все по-другому, ты бы со мной тоже не целовался, - завершил эту свою мысль Саурон, устраиваясь на табурете. – На войне как на войне. Не мы с тобой ее начинали, чтобы нам теперь считаться. И будешь ты со мной пить или нет, другой она не станет.
С этими словами он деланно-небрежно откупорил фляжку. Густое янтарное вино полилось в стаканы.
- Отказ от маленькой попойки – это для тебя особенно доблестное деяние? Характер, стойкость и все такое ты уже проявил, можно и к неофициальной части переходить. Да я и не брататься предлагаю, а всего лишь выпить, - Саурон поднял один стакан, легонько стукнув им о другой. – И сверх того, я, может быть, пришел с неким предложением, которое стоит если не принять, то хотя бы выслушать.
Не дожидаясь реакции своего визави, Гортхаур сделал внушительный глоток и мечтательно закатил глаза.
Совершенно ясно было, что Саурон так и продолжит пить и разговаривать независимо от того, составит Финрод ему компанию или будет сидеть дурак дураком. Последнее ощущалось особенно отчетливо – вилки Гортхаур ставил действительно со знанием дела. После его слов безучастность Финрода из достойного поведения превращалась в глупую фанаберию, и продолжая в том же духе, он только зазря стал бы разыгрывать мученика. Возможно, он не умел быть настолько отрешенным, и Саурон этим пользовался. Мысленно чертыхнувшись, Финрод выбрал меньшее из зол: взял оставшийся стакан и слегка пригубил.
И сразу понял несколько вещей: вино было из ягод, вино было выдержанным, вино было крепленым. И оно было превосходным. Превосходным настолько, что даже присутствие Саурона не могло испортить впечатления.
- Я знал, что ты оценишь, - прокомментировал тот, отщипывая кусочек лепешки. – Ничего лучше в этой дыре к нему не нашлось.
Финрод последовал его примеру.
- О чем ты хотел говорить? – спросил он, когда стакан опустел.
Саурон скривился:
- Фу, как это по́шло! Я делюсь с тобой дивным напитком, а ты уже после первого глотка так и норовишь свернуть в прозу жизни, как будто я вульгарное пиво принес! – и наполнил стаканы снова.
Теперь чиниться Финрод не стал. Если уж на то пошло, еду он и вовсе из орочьих рук принимал, не морщился.
- Ты затеял все это, только чтобы распить флягу вина?
- Почему нет? Такой напиток требует и соответствующей компании. Делиться им с кем попало, натурально, извращение, а пить в одиночку... сам знаешь. Вот и страдал я безмолвно, но терпел, будто чувствовал, что эту мою заначку ждет высокий жребий. Так оно и оказалось!
Сейчас Финрода не раздражала Сауронова болтовня, какую бы цель тот ни преследовал. Здравый смысл подсказывал, что удовольствий в жизни осталось не так много, чтобы ими пренебрегать. По всей видимости, вот это, теперешнее, было вовсе одним из последних.
- У тебя ведь есть сестра, - полуутвердительно произнес Саурон, когда они пошли на третий круг.
- Какое тебе до нее дело? – тут же насторожился Финрод.
Несмотря на крепость вина, пьяным он нисколько не был. Как, впрочем, и Саурон. Вино только добавляло чуть-чуть раскованности.
- О ком и говорить мужчинам за возлиянием, как не о красивых женщинах? А она, говорят, красивая.
Финрод предпочел отделаться коротким «да».
- Красивая, - отогнул палец Саурон, - из хорошей семьи, образованная – как же без этого, воспитанная, с хорошим приданым, наверное, - он посмотрел на раскрытую ладонь, - и до сих пор не замужем?
- Отстань! – буркнул Финрод и поставил пустой стакан на стол.
Саурон встряхнул фляжку и прислушался к бульканью внутри.
- В самый раз. Аккурат столько, чтобы хватило обмыть достигнутые договоренности или оплакать договоренности несостоявшиеся.
- Наконец-то мы добрались до дела? – осведомился Финрод, глядя, как золотистая жидкость снова полнит стаканы.
Саурон опять аккуратно подобрал пробкой каплю с горлышка.
- До него. И до тебя заодно. Дурака ты свалял, конечно, сказочного.
- Знаю. Но ты все равно не поймешь, - отмахнулся Финрод.
- Даже пытаться не буду. Так вот о тебе: имя и происхождение, конечно, хороши, но это и все, чем ты располагаешь. Не обижайся.
Обижаться тут было не на что. Финрод понимал, что супостат прав. Морготу давным-давно ясно дали понять, что нолдор не играют в заложников. В военном смысле Финрод стоил не больше любого другого эльфа, ибо не был создан полководцем. И даже в Нарготронде вести о его судьбе станут только свидетельством ожидаемого – все ведь прекрасно сознавали, что этот его поход в сущности был путешествием в один конец.
- Ну отправлю я тебя под конвоем в Ангбанд, - продолжал Саурон, - но и там ты сгодишься только на то, чтобы устроить тебе образцовую казнь на всеобщее обозрение. А мне с нее не то что никакого прибытка, наоборот, будет даже обидно. В конце концов, ты оказался достойным противником, приятно вспомнить. Давно я такого удовольствия не получал.
- Потому что проиграл не ты, - хмыкнул Финрод.
- Само собой. Но, знаешь, был к тому очень близок. Даже не представляешь, насколько.
Саурон замолк, как будто перебирая в памяти подробности их недавнего поединка.
- Ты повел себя как идиот…
- Ты это говорил уже раз пять, - перебил Финрод.
- Ну и что? Мне нравится это повторять, не препятствуй моей мелкой слабости. Если разобраться, поймать того, кто сам идет тебе в руки и разве что под замок не просится – это все равно что отнять у ребенка конфету. Примитивно, безнравственно, никакого удовольствия и чувства удовлетворения тоже никакого. Но куда деваться, если вы уже тут? Так вот, знаешь, я согласен всех вас отпустить и прикинуться, будто никогда вас в глаза не видел, в обмен на одну небольшую услугу.
- Как ты сказал?
Впрочем, Финрод не сомневался, что расслышал правильно. Другое дело, что верить Саурону не собирался ни секунды.
- Отпустить, - невозмутимо повторил тот. – От тебя вреда немного, и десять твоих спутников погоды в мире тоже не делают.
- Всех?
- Да. Кроме смертного, разумеется. Его дела теперь тебя не касаются.
- Вот так просто? Живыми, здоровыми…
Саурона передернуло, будто вместо Финрода перед ним вдруг оказался жирный черный таракан.
- Давай не будем делать из меня лубочного злодея с деревенской ярмарки. У меня все же немножко не тот масштаб, чтобы опускаться до такой мелочности. Или, - Саурон посмотрел на Финрода пристальнее, - это небольшая месть с твоей стороны?
Финрод неопределенно покачал головой.
- Предложение было слишком неожиданным.
- Что есть, то есть, - согласился Саурон.
- И что ты хочешь за это?
- Чего я хочу? – протянул Саурон, устремив взор в потолок и выглядя совсем уже томным филином.
Потом он поставил локти на стол, оперся подбородком на сплетенные пальцы, вперил в собеседника лирический взгляд и неожиданно произнес нараспев:
- Сам не понимаю, что со мной такое. Какие-то чувства нахлынули… Ты мне нравишься, Финрод.
Поначалу Финрод недоуменно нахмурился. До его ушей доходили какие-то туманные слухи о существовании в искаженном мире подобного рода вещей, но они с трудом укладывались у Финрода в голове. И уж тем более ему никогда не приходилось с этим сталкиваться.
- Ты о чем? – переспросил он.
Но вместо ответа Саурон продолжал смотреть, неотрывно и мечтательно. Он даже слегка улыбался при этом, и Финрод ощутил, что краснеет. Проклятая особенность опять сказалась некстати. Внутри медленно, но верно закипал гнев.
- Это и есть твое предложение? – процедил Финрод.
И тут Саурон рассмеялся. Так же естественно и открыто, как давеча.
- Какие грязные у тебя мысли! А я еще ем и пью с тобой за одним столом! Ну и нравы у вас! Стыд!
И Саурон схватился за голову. Опять Финроду не на кого было злиться, кроме себя самого. Ведь прекрасно знал, с кем имеет дело, а этот морготов прихвостень снова обвел его вокруг пальца, разыграв как несмышленыша. Он постарался взять себя в руки.
- Ты лгал, говоря, будто в Ангбанде над нами бы смеялись. После такого горохового шута на нас бы там и внимания никто не обратил.
Саурон только шире ухмыльнулся.
- Да полно тебе! Как будто я не знаю, какие гадости вы обо мне говорите, где только такого набрались, - добавил он. – Захотел немножко отыграться. По-моему, неплохо получилось.
Финрод почел за благо отмалчиваться. Само собой, Саурона это не смущало нисколько.
- Можно распускать мерзкие слухи о противнике, но не до того же, чтобы самому в них верить. Но что бы вы обо мне ни врали, вкусы у меня все же скучные обычные, и в этом смысле никакого проку мне в тебе нет. Поэтому, раз уж мной овладели неведомые нежные чувства, я с удовольствием обменяю твое общество на общество леди Артанис.
После такого откровенно-недвусмысленного предложения уж точно следовало если не дать супостату в морду, то по крайней мере запустить в него стаканом. Но хотя бы одну из провокаций сегодняшнего вечера надо было игнорировать, хотя бы в виде исключения. И Финрод остался спокойным.
- Я не торгую женщинами, - сказал он.
- Уже даже не знаю, куда мне деваться от твоих гнусностей, - Саурон осуждающе покачал головой. – Выглядишь таким приличным, а как рот откроешь… Я всего-то хочу познакомиться с твоей сестрой. Что, нельзя?
Голос Финрода был полон сарказма.
- Но чтобы при этом она приехала сюда?
- А что мне остается? Не могу же я к ней поехать. Надо пользоваться случаем, пока ты здесь и я здесь – в Ангбанд не очень-то поприглашаешь. Может быть, мы с ней найдем общий язык.
- А если нет?
Саурон состроил печальную физиономию.
- Тогда она уедет. Не стану же я навязываться – насильно мил не будешь.
- И в чем смысл?
- Проведу какое-то время, общаясь с прекрасной девой.
Отчего-то Финрод был уверен, что сейчас Саурон говорит правду. Для такого обмена невозможно было представить себе иную причину, хоть бы даже и самую коварную. С женщинами не воюют. Разве что с Гортхаура станется…
- Отпустив тебя, я уже заслужу в ее глазах толику благодарности, - откликнулся тот, будто читал мысли.
В воображении Финроду вдруг представилась жизнь в стенах этой крепости спустя неделю после приезда Артанис: робко жмущиеся по стеночке орки и Гортхаур, каждое утро являющийся за приказаниями. Картинка была столь отчетлива, что выглядела натуральным предвидением. Да, сестрице Артанис с ее крутым нравом такая задача как раз была бы по плечу. Ей-Эру, Саурон давно заслужил подобную казнь.
- Даже если бы все действительно обстояло так изящно, как ты об этом говоришь, - произнес Финрод вслух, с трудом оторвавшись от нарисованного фантазией этюда, - то ничего бы не вышло. Артанис не моя собственность. Я ею не распоряжаюсь и приказывать ей тоже не могу.
Еще на середине этой реплики Саурон напустил на себя вид оскорбленной невинности.
- Но попросить-то можешь! Напиши и объясни. Я даже не буду подглядывать. Кто-нибудь из твоих спутников отвезет это письмо, а дальше на ее усмотрение. Если она приедет, то после трогательной встречи брата и сестры ты отправляешься восвояси, а я мету хвостом перед прекрасной дамой.
- А если Артанис не согласится…
Саурон развел руками:
- Тогда извини, служба. Спустя две недели после того, как мы об этом узнаем, вы все одиннадцать будете в Ангбанде. Или все десять, если посланник решит не возвращаться с ответом.
Неожиданно для Саурона, а еще больше для себя самого, Финрод вдруг длинно и обстоятельно выругался. Так, что Гортхаур, внимательно выслушивая все загибы и повороты, даже поперхнулся.
- Да ты пьян, Финрод!
- Сам такой, - огрызнулся король Нарготронда. – Там еще что-нибудь осталось?
Вместо ответа Саурон в высшей степени утвердительно кивнул.

***

Последним с Тол-ин-Гаурхот вернулся Берен. Он пришел в Дориат в середине весны. У Берена не было кисти левой руки, но было некое письмо, которое Тингол прочел за закрытыми дверями. Начиналось оно без приветствий:
«Ты можешь спокойно отдать дочь за этого смертного – он выполнил то, что обещал, и сильмарилл теперь в его руке. Поскольку я не рассчитываю получить от тебя ответ, я продолжу хранить мощи рядом со своей короной до тех пор, пока меня не достигнут новости о свадьбе. Разумеется, моя подпись тебе неизвестна, но в Эа нет существа настолько смелого, чтобы ложно выдавать себя за Мелькора, Короля мира и повелителя судеб Арды».


Прим.: конечно, в Арде не существует слова "сатана", как именно такого сочетания букв с именно таким значением. Но что мешает существовать там другому слову с точно этим же значением?

Кроки, не представляете, как я хихикала..


Дело в том, что в глубинах инета читывала я фанфег типо по мотивам ПТСР и сюжетно он начинался практически так же: плен, предложение выпить, в вино подмешан дурман колдовской, а вот потом ;) :P. В общем, Финрод род с Сауроном опять понеслись по традиционной-нетрадиционной дорожке :D :D

У вас, конечно, ничего подобного и быть не могло, и концовка очень порадовала :D

Кстати, у того фанфега была и альтернативная концовка..
[Показать/Скрыть]

Финрод уходит в закат с Береном, а Лютик с Сильмариллом, поняв, что ее бутерброд съеден, находит Келегорма и возвращает ему сильмарил.. Меня такой расклад вполне устраивал, а уж чо там Финрод с Береном - ну, сильмариллы добывают - щепки летят :D :D


--------------------
"Те, кто пишут темно, либо невольно выдают свое невежество, либо намеренно худо скрывают его. Смутно пишут о том, что смутно себе представляют". М.В. Ломоносов
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 6 2017, 20:32
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Serena @ Апр 6 2017, 19:50)
Дело в том, что в глубинах инета читывала я фанфег типо по мотивам ПТСР и сюжетно он начинался практически так же: плен, предложение выпить, в вино подмешан дурман колдовской, а вот потом ;) :P. В общем, Финрод род с Сауроном опять понеслись по традиционной-нетрадиционной дорожке :D :D

Осподи, ну всё они опошлили!! А уж с учетом того, что Финрод и Саурон - два излюбленных объекта для слэшеров, да пошлет Аллах их души в огонь... Тьху!!

Цитата
У вас, конечно, ничего подобного и быть не могло, и концовка очень порадовала :D


(IMG:http://smiles.bbmix.ru/1162.gif)
Я же вообще за хэппи-энды!

И вообще, это всё Саурон не просто так. Это он выгоду извлекает. Может, над ним в Ангбанде давно секира висит, и чует себе Саурон прежестокую опалу. И на всякий пожарный ищет тропинку для бегства. Чтобы в самом пиковом случае можно было на другую сторону перекинуться без особого вреда для себя: мол, вот, перестроился-перековался, перевоспитываюсь под благотворным влиянием благородной леди, vincit omnia amor и т.д.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 7 2017, 22:02
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




ОтжЫг Старого Тука на СМ по поводу видео с Марией Штейнман:

[Показать/Скрыть]
Села Маша на крыльцо,
Сделав мудрое лицо,
И со всем научным видом
Зачесала про Кольцо.

В чём на самом деле смысл
И куда ныряла мысль
В безднах авторского текста
Лунных фаз и тайных числ.

Атлантида в море строф,
Отзвук эукатастроф,
А – пропало, Б – уплыло,
Хэппиэнд вполне готов.

Викинг – тот же коневод,
Просто он без лодки, вот,
Вы в степи воды налейте -
Сразу в море угребёт

Гондор – древняя страна,
В ощущеньях нам дана,
Древний? - стало быть, Египет
И Венеция сполна.

Бога нет – но он везде,
В недрах, море и звезде,
Чудная апофатичность
В рамках вечного Нигде...

Дальше я не досмотрел,
Чё-то кушать захотел,
Я б ещё и пива выпил,
Да назавтра много дел.


Здесь-то надежнее сохранится.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2017, 20:57
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Вот и продолжение. Мало, правда...

[Показать/Скрыть]
Чем ниже спускался караван, тем теплее становилось. У подошвы гор уже господствовала поздняя весна. Цвели дикие пионы, люпины, шиповник. Козы утратили свой жалкий вид, округлились в боках на обильной зелени.
Дружина исправно охотилась по пути. В этих местах никто не жил постоянно, так что дичи было много.
Фазаньи перья оказались вплетенными в волосы девочек и вшитыми в головные повязки мальчиков. Карнистир заметил, что бритыми головами сверкали младшие. Те что постарше связывали волосы в пучки или узлы и плели косы.
На второй дневке освободились сразу двое носилок. Мальчик и один из мужчин ходили по стоянке почти свободно. Дальше намеревались идти пешком, хоть поклажи им явно выделять не собирались. Второй мужчина пока что не мог опираться на срастающуюся ногу. А орчанке именем Акша вообще не суждено было ходить…
Карнистир догадывался, что у орков должны быть личные имена. Теперь хотел узнать их побольше, спросить принцип имянаречения. Но не знал, как начать разговор. Да и заходить на стоянку не решался, наблюдал издали.
За больными ухаживали молодые женщины. Покончив с готовкой и посудой, две из них усадили хромого на нераспакованные тюки. Помогли стащить штаны. Одна осторожно размотала повязку. Вторая облила кипятком пучок крапивы, пару раз взмахнула им, остужая и стряхивая лишнюю воду. Этот компресс приложили к синеватой опухоли на голени и снова завязали. Вручив пациенту несколько ломтиков копченого мяса, целительницы отправились ко второму раненому.
Тот выделялся ростом и шириной плеч – пожалуй, самый большой мужчина в племени. День был жарок, и его, сняв с носилок, уложили в тени под липой на покрытые овчиной тюки. На этом раненом была только шерстяная нижняя рубаха, когда-то, наверное, синяя, теперь выцветшая до серой голубизны ненастного неба. Штаны ему только мешали бы: раза три-четыре в день орчанка с костяными украшениями на налобнике подсовывала под него деревянную миску. Потому в походе он грелся под овчинным одеялом, а сейчас лежал с голыми по колени ногами, впитывая тепло.
Подойдя, женщины заговорили тихими урчащими голосами. Потом приподняли рубашку, открыв повязку на боку. Развязали узелки, запачканные тряпки полили еще теплым крапивным настоем. Подождав, стали осторожно разматывать. Когда показалось темное пятно засохшей крови, мужчина вцепился скрюченными пальцами в кожу тюка.
Карнистир видел, как из-под корки начал сочиться желтоватый гной. Орчанка выжимала нарывный материал мягко, но раненого начало буквально корчить, а потом он глухо зарычал. Вторая целительница обхватила орка за шею и снова заворковала. Но слова ее явно не имели усыпляющей силы – раненый начал елозить пятками по подстилке.
Феанарион быстро повернулся и пошел в свой лагерь.
- Эй, Тельво!
- Слушаю тебя, мой дорогой брат, - Амбарто встал и поклонился. – Что ты такой взъерошенный?
- А то, что ты мне этих орков сосватал – иди и позаботься о них!
- Уже позаботился, мой ответственный брат. Привезли трех подсвинков и птицу.
- У них там один тяжело раненый, девицы копаются в ране, он того гляди заорет. Сходи и помоги.
- Почему я? – растерялся Младший Рыжий.
- Потому что про тебя все говорят, что лошадей и собак сам лечишь. Вот и здесь придется как с лошадью: не спросишь и ответа не услышишь.
Амбарто растерянно смотрел на старшего брата. Потом обиженно поджал губы и пошел в свою палатку. Вернулся с большой сумкой.
- Давай, веди к больному!

Орку очевидно стало совсем плохо. Он едва дышал, в щелях между веками виднелись белки. Орчанка терла ему лицо мокрой тряпкой. Увидев нолдор, она присела, но не оставила своего занятия. Вторая обмывала края раны. Она тоже вздрогнула.
- Уважаемые… - Амбарто накрутил на руку ремень сумки. – Дайте посмотреть, от чего вы его лечите…
Та, что держала заляпанную гноем тряпку, со всех ног бросилась к своей Большой Матери. Почтенная хозяйка еды выслушала почти плаксивый рассказ и попыталась встать со своего места. Но тут же к эльдар подошел старый вождь.
- Ваша что знай хоти?
- Ваш мужчина сильно ранен, - глядя в тусклые черные глаза, сказал Карнистир. – Ваши женщины делают больно. Мы хотим помочь лечить.
- Плохо лечить. Надо трава. Большая Мать знай. Моя знай. Красный цвети. Голова режь, сок бери. Молоко мешай, пей давай – раненый спи. Вино мешай, рана лей – раненый там не знай. Сильно спи. Наша долго иди, трава нет. Урмак скоро помирай.
Орки знали не только маковое молоко, но и более быстрый и эффективный способ усыпления!
- Мой брат сейчас посмотрит вашего Урмака. Он умеет лечить без слов, - Карнистир повернулся к Амбарто. – Ну, давай, смотри.
Тот неуверенно повел ладонью над плохо пахнущей раной.
- Что-то застряло. Но не во внутренностях. Глубоко в мышцах. Горит… Надо извлечь.
- Ну и маковый раствор достать? Или белену?
- А вдруг он возьмет и прямо сейчас помрет? Люди же помирают от белены, если им дать столько, сколько эльда!
Орчанки стояли за спиной своего вождя. И, кажется, в них закипало возмущение.
- Готовь свой нож.
Карнистир напряг плечи. Готовность плеснулась в груди и горячим потоком хлынула в пальцы. Собрав ее на кончик правого среднего, он резко ткнул им орка между бровей. Тот медленно расслабился и приоткрыл рот. Дыхание стало совсем незаметным.
- А что тут… - вдруг нарисовался рядом Амбарусса.
- Бери фляжку с перегонным вином и протри нож… вот этот, узкий. И длинный пинцет. Руки мыл?
- Твоя вода? – спросил вождь.
- Горячая, - бросил через плечо Карнистир, плавно отводя руку.
Амбарто все же чувствовал себя неуверенно. Осторожно смыл с воспаленной кожи кровь и гной вином. Потом три раз глубоко вздохнул и провел острейшим лезвием поперек вялого круглого отверстия. Гной снова потек. Орчанки тихо заскулили.
Быстро раздвинув разрез, младший Феанарион ввел туда пинцет, чуть дернул и вытащил кусочек чего-то темного. Тут же принялся промывать во всю глубину надреза, заодно вычищая лохмотья мертвой плоти. Когда сукровица стала розовой, жестом велел близнецу подать стеклянный флакон с густой молочного цвета субстанцией. Ею залил рану до краев. Прикрыл смазанным маслом полотном и отошел, разрешив женщинам закончить перевязку.
Две длинные пряди выбились из косы, и Амбарто машинально заправил их за уши.
Орчанка с костяными бляшками на лбу вдруг подпрыгнула и громко завизжала. Вторая захлопала в ладоши.
- Эй, чего вы?.. - Тельво быстро сделал два шага назад.
- Твоя лицо кровь мажь, - торжественно заявил вождь. – Урмак твой брат. Ринша хоти свой лицо твой кровь мажь. Ринша Урмак жена. Ринша твой сестра будь.
Амбарусса сел на корточки, втягивая воздух сквозь зубы. Отдышавшись, прошептал:
- Мы сколько сестру хотели, а? Вот теперь будет!..
- И будет! – Амбарто ткнул близнеца коленом. – На руки полей, пока не лопнул!
Вымыв руки, он отважно протянул левую ладонь орчанке. Та вытащила из косички бронзовую булавку, кольнула его в палец, чуть подавила, чтоб потекла струйка, и прижала палец к своей щеке. Потом старательно размазала кровь.
Карнистир подержал ладонь нала лбом орка, забирая то, что выплеснул в его мозг. Дыхание изменилось, стало глубоким и ровным.
- Вождь, пусть ваш Урмак спит, пока сам не проснется… Питьо, что там было в ране?
- Кажется, обломок наконечника. Копейного. Костяного.
Карнистир представил, какой силой обладают мышцы этого орка, раз копейная насадка их не разорвала, воткнувшись, а сама переломилась.

В общем шатре Феанарионов Амбарусса разошелся:
- Тельво, ты нашел, что подарить новым родичам? И скорее учи их язык, чтоб спросить, когда их дни зачатия…
Амбарто броском прямо из положения на коленях схватил близнеца за ноги и повалил на расстеленные шкуры. Тот выворачивался, не переставая фыркать.
- Заканчивайте, - велел Карнистир.
- Сперва я его задушу, - деловито сообщил Амбарто. – Это недолго…
Старший схватил его за воротник куртки и оторвал от брата. Потом пихнул второго на сложенные в углу саквы.
- Вот что на это скажет Нельо! – укоризненно напомнил обиженный Амбарусса.
- Нельо не глупее вас обоих, - жестко бросил Карнистир.
- И тебя! – тут же парировал Амбарто.
- И меня. Так что замолчали на этом!

Улегшись поверх своего спального мешка, Карнистир уставился на серо-зеленый потолок шатра.
Амбаруссар, конечно, надоеды. Но они правы: бесконечно хранить в тайне поселение орков… иртха в долине Журавлиного озера не получится. Да и не имеет права лорд Таргелиона скрывать это от вождя Восточного Белерианда.
Нельо выслушает. И обдумает все, что услышит. Несмотря на то, что слишком близко познакомился с орками в Ангамандо… Нет, там были подданные Моринготто. С настоящими, свободными иртха первым встретился он, Морифинвэ. Но все же…

После первых дней растерянности и бешеного гнева от известия о плене Нельо наступило временное затишье. Чтоб снова взорваться отчаянием, ссорами до битья посуды, тоскливой пустотой.
Тьелко несколько ночей просидел над им самим составленной картой Мистарингэ, Хисиломэ и равнины до Эрэд Энгрин. Потом явился на общий завтрак и очень спокойно принялся рассказывать Кано свой план проникновения в крепость Моринготто.
В первые минуты Карнистиру показалось, что Охотник все замечательно придумал. Выследить на равнине орков, бредущих к хозяину, и по их следу отыскать вход. Ведь не может быть, чтоб в таком огромном укреплении была только одна дверь и та парадная?! Безусловно, там будет какая-то стража. Из укрытия выяснить численность, снять, войти в двери и далее, ориентируясь по поведению орков найти…
Кано слушал, глядя в свою чашку. Потом вздохнул и сказал, что запрещает строить планы по доставке Моринготто еще одного ценного пленника. Тьелко согнул пополам стальную вилку.
А через круг света пропали Амбаруссар. Искали младших они с Тьелко Хуан обнаружил обоих в уремнике на дне оврага – уже на спуске к равнине. И то исключительно благодаря случайности: конь Тельво оступился и потянул бабку.
Безусловно близнецы решили осуществить план Турко.
Курво почти без сна сидел над проектами штурмовых машин.
Сам он, Карнистир, придумал нечто еще более отчаянное, чем Охотник. В свою очередь взять заложника, чтоб обменять на Нельо. Какую-нибудь значительную персону. Не может же Моринготто командовать всем своим муравейником в одиночку?
Сам того не желая, Кано подсказал идею использовать в качестве наживки самого себя. Моринготто хочет еще одного пленника? Что же, Четвертый Феанарион так неосторожен, что мотается в сопровождении лишь пары волкодавов по самым подозрительным уголкам Тенистых гор. Разве не соблазнительно схватить его и…
Засады он расставлял так, чтоб завести возможных преследователей в них надежно.
На уловку клюнули лишь несколько орочьих банд. Персоны Моринготто сидели за стенами и носа не казали наружу.

Следующее побоище, как и следовало ожидать, устроили Амбаруссар. Заявили, что соберут добровольцев – а таких они уже отыскали множество – и с ними отправятся к берегу Моря. Потом вдоль берега все на север, чтобы обойти горы. И уже с тыла нападут на Ангамандо, стараясь как можно быстрее прорваться внутрь. Там, как и рассчитывал Турко…
- Даже если кому-то удастся вырваться вдвоем с Нельо!...
- Нас было восемь. Осталось шестеро, - глаза Макалаурэ были похожи на горный лед на изломе. – Если погибнем все, некому будет выполнить задуманное Феанаро.
- Но как мы можем оставить Нельо в руках врага?! – Питьо собирался прикончить очередную чашку броском в стену.
- Нельо – наш старший брат. И самый лучший из нас. Но он сам не позволил бы жертвовать за него жизнями многих. Тех, кто должен победить. Или хотя бы погибнуть, побеждая.
Амбаруссар умчались вдвоем. Потом подхватился Турко, за ним Курво. Он, Карнистир, тоже выскочил из бревенчатой времянки, хлопнув дверью. Прошелся по лагерю. Узнал, что Охотник убежал в холодный туман на берегу на пару с Хуаном. Что Искусник заперся в мастерской, а близнецы – на оружейном складе. Постоял у закрытых ворот и побрел обратно.
Через окно было видно, как Кано сидит за столом, перед ним три свечи и шесть нетронутых мисок с тушеным мясом.
Войдя, тщательно вытер сапоги, молча прошел вокруг стола и сел на скамью рядом с братом, прислонившись плечом к его плечу.
- Ты меня понял? - шепотом спросил тот.
Карнистир молча покачал головой.
- Зачем же вернулся, если не согласен?!
- Я не все понял, но согласен.

Потом, когда Нельо привезли из лагеря Нолофинвэ, Амбаруссар проводили возле него все свободное время. Тьелко разыскивал рябчиков и фазаньих слетков. Кано и Курво старались выглядеть как можно более бодро и беспечно, чтоб не огорчать раненого.
Он, Карнистир, тоже сперва изображал обычного «хмурого Морьо» да лазал к тающим ледникам за желтой морошкой. Но там надолго замирал, глядя на черные курящиеся пики.
И однажды, сидя у постели только что проснувшегося старшего брата, спросил, не отведя взгляда:
- Ты надеялся, что мы придем за тобой?
Нельо приподнялся на локоть, тоже долго смотрел в упор, а потом твердо произнес:
- Не надеялся. Я боялся этого. И больше всего опасался за Тьелко и тебя.

Карнистир повернул голову и почувствовал щекой мокрый нос Хисатира. Золотоглазая как всегда растянулась поперек входа в шатер.
Устроив иртха в долине, он объедет поселки по берегу Гелиона и вернется в крепость. Если не случится ничего чрезвычайного – а талые воды обычно закрывают перевалы до середины июня – отправится в Химринг и поговорит с братом.
Хисатир вздохнул.
Да, но ведь объясняться придется не только с Нельо.
Турко раздает своим пограничникам тонкие серебряные колечки. Эти колечки надевают на рога лука. Четверть сотни орков – одно кольцо. Недавно этот обычай переняли разъезды Кано…
Волкодав попытался было придвинуться поближе. Но в шатре несмотря на ночь было очень тепло, и он повалился на другой бок, вытянувшись на матерчатом полу.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2017, 21:22
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Ох, Феаноринги у Вас прекрасны!

Но! Несу ложку дегтя: опиумный мак исходно не красный, он бело-фиолетовый

[Показать/Скрыть]

В реале выглядит каким-то потусторонним цветком - он как будто сам светится каким-то странным светом вроде люминесцентных ламп.
И по природе своей он растет в гораздо боле теплом климате, ибо родом из Восточного Средиземноморья, так что в заданном сеттинге сам по себе расти не может.
Кстати, а где орки берут вино?


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2017, 21:46
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
Несу ложку дегтя: опиумный мак не красный, он бело-фиолетовый

Это же тот самый "мак подзаборный", он же "всезнай" или "трава - нечуй витер"! У него тысяча названий. Употребляется еще и в настоях от кашля.
Спокойно растет в центральной России на краях полей и просто на огородах, где не полют. Например, на заброшенных дачах.
Но в моем ведьминском сборнике - травнике указано, что в Крыму в горах есть и красно-фиолетовая разновидность опиумного мака. Мне и пришло в голову, что в южной оконечности Синих гор климат должен быть подобен крымским нагорьям.

Цитата
Кстати, а где орки берут вино?

До своего вынужденного ухода с родных земель брали у авари медовые и ягодные вина. Сами еще до изготовления араки не дошли. Да и не требовалось им переводить молоко на водку - в удобном симбиозе с лесом. В общем, отношения до нашествия местных кандидатов в Чингизы у степных орков и лесных авари были как во втором тысячелетии до н. э у народов вдоль Лесного предела. Когда ячменные зерна и кости свиней оказываются в захоронениях у Молочной, а в трипольских районах - вещи катакомбников.

Цитата
Ох, Феаноринги у Вас прекрасны!

Умные они, хоть и шебутные.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2017, 21:58
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Эстелин @ Апр 10 2017, 21:46)
Спокойно растет в центральной России на краях полей и просто на огородах, где не полют. Например, на заброшенных дачах.

Это одичавший мак, он растет чуть ли не по всей Европе вследствие распространения его человеком. А его природный, естественный ареал - вот где я написала. В Средиземье же его никто еще не разводит, так что он должен расти в аналогичном климате.
Цитата
Но в моем ведьминском сборнике - травнике указано, что в Крыму в горах есть и красно-фиолетовая разновидность опиумного мака.

Даже если это правда, то автор травника точно уверен, что это природная разновидность, а не очередная одичавшая и удравшая с человеческих огородов разновидность?
Цитата
Мне и пришло в голову, что в южной оконечности Синих гор климат должен быть подобен крымским нагорьям.

*пофтыкав в карту* Я бы сказала, что вряд ли...


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2017, 22:11
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
Даже если это правда, то автор травника точно уверен, что это природная разновидность, а не очередная одичавшая и удравшая с человеческих огородов разновидность?

Сборник специальный: как выглядит, где растет, когда собирать, как сушить, как употреблять. Издан в начале 1980-х, так что он ориентирован на современные ареалы растений.
Да, еще довелось по телевизору увидеть опиумные поля в Афганистане. Маки здоровенные, чуть ли не с мой кулак и - красные. Возможно, это специальные сорта.
Вроде бы в ВК упомянуты виноградники в Минсириате. Широта с южной оконечностью оконечностью Синих одна.
Да, в Первую эпоху у эльфов было достаточно вина и для себя, и для торговли с гномамми. Где были виноградники, конкретно не указано. Но раз Карантир вином с гномами торговал, то и в Таргелионе виноград рос. Значит, тем более рос за хребтом да еще на 400 ки южнее. Наверное, даже хороший виноград, как в Крыму или на Северном Кавказе.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 10 2017, 22:41
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Эстелин @ Апр 10 2017, 22:11)
Вроде бы в ВК упомянуты виноградники в Минсириате. Широта с южной оконечностью оконечностью Синих одна.
Да, в Первую эпоху у эльфов было достаточно вина и для себя, и для торговли с гномамми. Где были виноградники, конкретно не указано. Но раз Карантир вином с гномами торговал, то и в Таргелионе виноград рос. Значит, тем более рос за хребтом да еще на 400 ки южнее. Наверное, даже хороший виноград, как в Крыму или на Северном Кавказе.

Не показатель. Культурный-то виноград и в Подмосковье растет, и в Англии. Потому что, опять же, это сорта, выведенные искусственно и имеющие сообразный уход. Так что Минхириат вполне себе мог иметь виноградники, но сходства с природными условиями Крыма это бай дефолт не означает.

А так да, в Восточном Белерианде культурный виноград мог расти запросто. Для него важны два фактора: сумма активных температур (а вследствие большей континентальности климата в Восточном Белерианде с этим могло быть все ОК) и степень вызревания лозы (грубо говоря, насколько годичный прирост успевает одревеснеть к зиме. Потому что собственно мороз виноград переживет без проблем - вон землей его укрыть, и будет он зимовать как миленький, хоть бы снаружи 30-градусные морозы трещали. Но для этого лоза должна быть вызревшей).

И хорошие сорта винограда давно уже не ограничиваются Крымом и Северным Кавказом ;)


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2017, 22:57
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Еше ругательский стишок от Старого Тука

Если бы Толкиным был Достоевский,
Бильбо выиграл бы в карты кольцо,
И по концу легендарной поездки
Месяц поил бы родное сельцо.

Жил бы мечтой про всеобщее братство,
Думал о горнем в отсутствии гор,
И уходя, из былого богатства
Оставил племяннику только топор.

Вместе с долгами, к трагедии вящей.
Слабый, конечно, в запой бы ушел,
Но тот, оказавшись не тварью дрожащей,
Ночью к процентщице-тетке пришел.

Та раскололась, де знает курганы,
Где золота много под спудом могил,
Ну, Фродо, собравши ватагу братанов,
И вынес умертвий - в труху порубил.

Была минута – пришлось ему туго,
Зомби поперли в три ряда, притом
Связь барахлила, но вызвал он друга,
И разобрался с проблемами Том.

Лихо кутили в трактире повесы,
«Слёзы младенцев» лились ручьем,
Молвил трактирщик – да вы братцы – бесы!
Я к вам от старшего беса – с письмом.


(Кончились пиво, коньяк и рейнвейн,
Но далi буде - to be continued...)


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 10 2017, 23:01
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Не, если не замерзали верховья Сириона, то настолько южнее должно быть совсем тепло, до круглогодичной вегетации. Потому мои орки лезут в любую воду, что на родине в горячей для мытья не нуждались. Их реки не замерзаои, снега вообще не было.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 12 2017, 19:28
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Вот еще кусочек фанфа

[Показать/Скрыть]
Озеро назвали Журавлиным потому, что первый раз увидели эту долину ранней весной. Здесь горы протянули две руки, но не смогли соединить их крепким пожатием. Так и остались два невысоких кряжа, обхвативших долину и оставивших узкий проход в нее. С главного хребта спадали три бурные речки, соединяясь в одну и наполняя котловину посредине. Из котловины вытекала еще одна речка, трижды изгибалась между кряжами и уходила уже неторопливо к дальнему Гелиону. Озеро у краев образовывало длинные отмели. К концу лета, когда горные потоки успокаивались, эти отмели становились лугами. Весной же на них, по колени в воде, кормились пролетные журавли. Некоторые гнездились тут же, в заболоченном устье речки. Их танцы и дали имя озеру и долине.
От хребта до расщелины было восемь лиг, от одного кряжа до другого – двенадцать. Лес со склонов спускался ярусами: ельник, сосны, потом дубы и липы с кленами. На дне дикие яблони и груши соседили с орешником, уремой.
Карнистир несколько раз заезжал сюда по пути к Аскару. В плодовых рощах земля была истоптана клещевидными следами кабанов, к озеру вели оленьи тропы. Травы на прогалинах в начале лета закрывали стремена.

Карнистир остановил караван на некрутом берегу озера, недалеко от дубравы. Золотоглазая, дернув ушами, сообщила, что десяток кабанов только что неохотно покинул свое привычное место кормежки.
Женщины как всегда принялись готовить костровую яму и ставить палатки. Подросток с козами отправился было к опушке – прожорливые животные обожали дубовый и ореховый подрост. Вдруг остановился, принюхиваясь, потом пронзительно крикнул. Тут же мужчины похватали свои копья и сбежались к нему. Потом присоединились несколько молодых женщин. Мужчины закричали, засвистели, женщины принялись визжать и лупить палками по двум прихваченным с собой металлическим котелкам. Феанарион услышал, как кабаний косяк прибавил шагу по направлению к горному склону.
Амбарусса махнул рукой младшему брату, и они сорвались галопом в ту же сторону. Пожалуй, на ужин будут и молочные поросята. Пока что в котел над разожженным огнем Большая Мать положила подсоленную оленину из вчерашней добычи.
Мелкие орчата уже успели раздеться и приплясывали на мелководье. Однако между делом дергали сочные стебли рогоза вместе с корневищами. Нащипали и водяного лука. Двое самых сознательных тащили добычу хозяйке еды, как с отмели раздался оглушительный вопль.
Карнистир едва успел обернуться, а его волкодавы уже притормозили, взбив фонтаны помутневшей воды. Один орчонок лежал животом на чем-то извивающемся и колотящем хвостом. Второй шлепнулся сверху, а третий стоял на четвереньках, шаря в воде руками. «Что-то» отчаянно сопротивлялось.
Новый хоровой вопль возвестил победу. Мелкая орчанка сумела ухватить за жабры и поднять над водой широкую темно-зеленую голову. Мальчики вдвоем обхватили хвост. Тот, кому достался самый плавник, плюхнулся было, но рук не разжал.
Сомина уже был наполовину на берегу, как подросток, подбежав, хватил его палкой. Обмякшую рыбину несли впятером именно мелкие.
Орчанка по имени Ринша тут же принялась копать еще одну яму. Рыбу сперва ободрали и повесили кожу на колышек. Орчата понеслись туда, где в заросли водяных трав вдавался песчаный язык. Скоро они вернулись, прижимая к заляпанным песком животам серые и розовые гальки.
Дружинники, отпустив коней в разлог, тоже отправились купаться. Недалеко от стоянки из воды торчал голубой валун. Видно, это была сточенная кость горы, потому что под ним оказалось достаточно глубоко. Воины по одному прыгали с него, выныривая далеко от берега.
Карнистир стащил рубашку и замер, поддерживая ее локтями: бритоголовый орчонок подкрадывался к валуну. Никто не успел ничего сказать, как мелкий с визгом подпрыгнул и шлепнулся в воду попой. Макушка его исчезла, оставив на поверхности ворох пузырей. Через несколько мгновений из бульков показалась голова с выпученными глазами. Орчонок фыркал и отплевывался, потом заработал руками и ногами по направлению к берегу. Он не успел встать на дно, как его сгреб один из подростков и понес к стоянке, зажав подмышкой. Прибежала та, что носила на рубашке ужовки, повернула к себе «обратной стороной»…
Карнистир был уверен, что женщина поступит как атанет – шлепнет пару раз по покрасневшим ягодицам. Но та только издала тонкий воющий звук. Орчонок запищал, заворчал, принялся выворачиваться из рук. Потом сел на траву спиной ко всем и заверещал. Женщина стала его уговаривать воркующим тоном. Но мелкий продолжал отстаивать свое право утонуть, но делать то же, что и эльдар.
Карнистир взбежал на валун:
- Не пускайте сюда этих мелких вредителей, - бросил он двум дружинникам.
Сам он махнул далеко в воду и поплыл прочь. Оба волкодава старательно нагоняли его. Чтоб не попасть под взмах когтистой лапы, Феанарион несколько раз нырял. Когда вышел из воды, Амбаруссар уже раскладывали у палаток добычу.
Кроме подсвинков и трех поросят, взяли одинца. Иртха от мала до велика походили вокруг туши. Женщины похлопали, восхищенно поглядывая на близнецов. Младшие дети дергали жесткую кисть хвоста, щупали клыки. Потом взрослые принялись разделывать добычу. Толстую шкуру одинца две женщины сразу взялись скрести изнутри.

Орчанки двинулись купаться организованно, прихватив младших детей. Плавали они тем бесшумным, выносливым, но медленным стилем, когда воду впереди себя руками разгребают в стороны, а обеими ногами толкаются назад. Такой стиль эльдар называли «лягушачьим». «Дельфиньим» - поворачивая корпус и гребя сильным взмахом рук, видимо, не умели. Да и в воду, как заметил Карнистир, уходили глубже, чем эльдар. Наверное, дело было в их широких толстых костях.
Акша в воде чувствовала себя куда лучше, чем на суше. Плавала быстрее соплеменниц, смеялась пронзительно, брызгала на детей. Потом, сидя на траве, ловко подбрасывала и ловила полдюжины камешков.
На мелководье было множество беззубок. Орчата натащили Акше целую кучу створок. Та перебрала добычу, понравившиеся ссыпала в замшевый мешочек. Потом туда же опустила несколько цветных камешков.

Ринша отнесла раненому мужу миску с похлебкой. Тот против обыкновения – правда, с ее помощью – сел на подстилке, опираясь спиной о тюки. Съел все, погрыз косточку под радостным взглядом супруги. Потом съел и кусок рыбы, макая в толченый лук. Амбарто действительно оказался хорошим полевым целителем.
Снага между тем участвовал в распаковке поклажи, собирал хворост. Покорно поплелся купаться, когда на него гаркнул один из мужчин. Смолотил суп и мясо. Но при виде белых распаренных кусков сомины позволил себе перекосить физиономию и сделать жест отвращения. Уговаривать его никто не стал.


Анар коснулся правого кряжа. От озера потянуло прохладой, цветущей таволгой и чуть рыбой.
Старый вождь сидел на береговом взлобке, развязав тесемки рубашки.
- Наша здесь живи? – спросил он подошедшего Карнистира.
- Эта долина ваша. Здесь хорошая охота. Но не покидайте этого места. Авари не знают, что вы – хорошие иртха.
- Наша тут хорошо. Трава много. Зверь много. Твоя мясо бери - железо давай? Соль давай?
- Сначала я дам вам скот. Дам и железо. В смысле – ножи, топоры, насадки для копий. Пять лет будете жить, ничего не отдавая.
- Пять… лет? – вождь показал растопыренную ладонь.
- Пять раз опадут листья и вырастут снова.
- Моя понимай. Наша много скот паси, тогда отдавай?
- Да. Только… вы убиваете кабанов?
- Кабан – морда земля рой? Наша убивай. Яма делай, его падай, наша копье убивай.
- А как вы добываете оленей?
- Олень? – вождь обернулся к бегающим по лугу орчатам. – Кули-ити!
Орчонок постарше обернулся, выслушал несколько слов, умчался и вернулся с мотком ремней. На трех концах были обвязанные сеткой камни.
- Наша это бросай, олень падай. Бык падай.
Иртха знали болас – оружие степных пастухов! Впрочем, Карнистир уже не очень удивился. Этот народ жил на свете столько же, сколько и эльдар. И должен был успешно охотиться.
- А стрелять вы умеете? – Феанарион показал свой лук.
- Датарлак мало умей. Марша мало-мало умей. Наша это ломай. Новый делай нет – уходи надо. Дерево найди – делай.
- Тогда получите наконечники для стрел.
Орчата с азартными криками швыряли в ивовый куст палки на манер копий.
- Мое имя Морфин Феанорион. Могу я называть по имени тебя?
- Мой имя уходи. Мой теперь – Старый ваша говори.
- Почему?
- Наша так говори. Один Старый умирай, новый имя бросай, Старый зови.
- Ага. А главная женщина тоже от имени отказывается, зовется Большая Мать?
- Так. Мой твой имя бери. Твой братья имя можно?
- Амрод и Амрас.
- Сильно похожий твой братья. Твой мать один раз их рожай?
- Да. Они близнецы. Среди эльдар единственные..
- Плохо. Мало. Наша женщина два-три рожай. Много дети – сильно хорошо.
Карнистир покачал головой. У атани близнецы рождались довольно редко, о случаях тройни он вообще не слышал.
- Однако у вас мало детей.
Вождь издал горловой звук и покачался сидя:
- Плохой иртха дети убивай, хватай. Наша уходи, охота плохо, дети болей, умирай.
Феанарион повертел в пальцах плотный, пушистый снизу ивовый лист.
- Почтенный Старый, ты знаешь, зачем эти плохие иртха идут на север?
- Север крепость стой. Большой-большой хозяин живи. Плохой большой иртха приходи, наша говори – на север иди. Чужой коза бери, овца бери – можно. Снага бери – можно. Чужой женщина бери. Твоя лес живи, наша говори – большой-большой хозяин совсем плохой. Его хоти все-все снага бери. Правда?
- Правда.
- Наша не хоти. Наша хоти скот паси, зверь бей. Наша дурной иртха нет. Наша степь живи – большой-большой хозяин пошел вон! Ваша его воюй?
- Давно. Скоро совсем побьем, - усмехнулся Карнистир.
- Его побей, плохой иртха гони – хорошо! – вождь поднял перед грудью обе руки.

Под будущий поселок иртха выбрали место поодаль от леса. Мужчины нарубили нетолстых деревьев, очистили от веток и коры и сложили сушиться. Женщины и подростки резали, а то и ломали длинные ивовые прутья, собирали камыш. Срезали дерн на выбранных ровных местах. По углам выкопали ямы, в них установили и укрепили камнями подсохшие бревна. На этот частокол стали наплетать прутья, прибивая их для плотности палками. Получились сквозистые стены.
В большую яму на берегу натаскали мелко растолченной глины и залили водой. В получившемся месиве женщины толклись, напевая несложную ритмичную мелодию. Там же возились и мелкие. Их приходилось выдергивать из все более пластичной массы. Орчата наскоро ополаскивались и снова бросались топтаться.
Потом стены обмазали этой глиной, смешанной с нарубленным и подсушенным камышом. Крышу из тонких жердей завалили снопами все того же сухого камыша. Карнистир заглянул в одно строение – пол там тоже был замазан глиной, а посередине выложен камнем очаг.
Таких домиков выросло одиннадцать.
Близнецы исправно снабжали оба лагеря дичью. Малыши, завидев всадников, мчались им навстречу, чтоб получить в подарок яркие перья. Полюбовавшись, несли женщинам, а на следующее утро уже красовались с новыми нашивками на куртках.
Впрочем, стояли очень теплые дни. Мелюзга рассталась не только с куртками, но и штанами. Взрослые тоже ходили в одних рубахах, а за работой вообще раздевались по пояс.
Козы хорошо отъелись, молока давали побольше. Но доставалось оно только пяти малышам да раненому Урмаку. Тот, впрочем, уже пытался вставать и отменно ел. Для рогатой команды построили загон из кольев, переплетенных стволиками ивы и рябины. Предосторожность была не напрасной: ночами волкодавы сообщали о бродящих неподалеку хищниках. Амбаруссар привезли двух волков и рысь.
Пока все обустраивали жилища, Акша сидела в тени большой липы на расстеленной оленьей шкуре. Напевая что-то тонким голоском, она камешком, а потом мокрым песком и кожей отполировала створки беззубок, опилила края, просверлила в двух местах. Нанизанные на кожаный шнурок примерила, осталась довольна. Другие распилила на ромбики, тоже просверлила. Собранные цветные камешки долго болтались на ветру в кожаном мешочке с сухим песком. Когда стали блестящими, затолкала в щель толстого полена и тоже просверлила костяным острием, подсыпая мокрый песок. Потом нанизала на нитку, перемежая узкими прямоугольными пластинками перламутра.
Сделанные вещи она отдавала женщинам, которые тут же надевали их на себя.
Когда заготовки кончились, больная орчанка взялась плести шнурки из толстых разноцветных нитей. Пучок она цепляла на большой палец босой ноги, петли надевала на пальцы и быстро перебирала их. Шнурки получались бело-розовые, бело-голубые, черно-зеленые. Карнистир заметил, что таким плетением обшиты куртки взрослых и детей.
Девушке еду приносили к месту работы – обязательно хоть по кусочку, но от каждого приготовленного блюда. Ее, кажется, не жалели, а просто любили в племени.
Чьи конкретно были дети, Феанарион так и не разобрался. Заботились о них все одинаково. Орчата были народцем бойким, предприимчивым и упрямым. Но взрослые никак не показывали раздражения от проказ этой компании. Впрочем, даже малыши как-то без специальных указаний участвовали в общей работе. Собирали съедобные растения, мелкий сушняк, трясли подстилки и одеяла. Подростки же работали почти наравне со взрослыми.
Снага пытался все-таки занять в племени особое место. Например, он категорически отказывался помогать подросткам, пока на него не рявкнет кто-то из взрослых. Кажется, он уважал только тех, кого боялся. К сильной, решительной Ринше подбегал чуть ли не на цыпочках по первому окрику, как к любому из мужчин. Зато совсем молоденькую и малорослую Сагшу – ту, что украшала себя перьями зимородка – мимоходом толкнул в зад, когда та стояла, нагнувшись над распяленной шкурой. Девушка упала на колени, испачкав штаны жиром и кровью.
- Вот сейчас я его тресну, - сообщил, вскакивая, Амбарто.
- Погоди, ему Большая Мать ввалит, - обнадежил Амбарусса, вставлявший в древки черешки стрельных наконечников. – Как пойдет за едой, так и получит. Она все видит, хоть и сидит целый день у костра.
Впрочем, снаге попало еще до обеда. Марша – та, что «мало-мало умела» стрелять из лука и носила ожерелье из двух волчьих клыков – развешивала постиранные рубахи. Снага, несший весьма скромную вязанку прутьев, пнул ее корзину так, что белье вывалилось на траву. И сделал вид, что споткнулся. Девушка молча выдернула прут из вязанки и весьма жестко прошлась им по спине вредителя. Тот завопил что-то угрожающее, но получил оплеуху. По тому, как мотнулась начавшая обрастать голова, Карнистир понял, что эта Марша действительно в силах тянуть охотничий лук.

Датарлаком звали молодого иртха. В четыре его косы были вплетены шнурки с клыками волка и еще какого-то очень крупного хищного зверя. Клыки длиной с мизинец самого Феанариона, сильно загнутые. Если мужчина сам добыл эти украшения с копьем и метательной палкой, охотником был действительно хорошим.
Вообще иртха были сильным народом. Мощью сложения они уступали только кхазад. Мышцы мужчин перекатывались под темной кожей толстыми узлами. У женщин были крутые плечи, крепкие руки и ноги. Карнистир отметил это и задумался, почему среди орочьих банд с каждым годом попадается все меньше крупных экземпляров. Большинство перебитых выглядели мелкими, нескладными и словно бы недокормленными. Те, что атаковали нолдор в Нэврасте еще до восхода Раны, были куда здоровее и опаснее. Вон, тешущий колья Датарлак превосходил статью почти любого из нынешних налетчиков. Грудные мышцы, вздувавшиеся при ударе топором, выступали, как бюст юной атанет. Ложбина позвоночника глубокая, голый живот блестит кубиками пресса…
- Морьо, тебе их вождь сказал, что этот охотник умеет стрелять? – Амбарто тоже оценивающе разглядывал мужчину.
- «Мало умей», если точно, - хмыкнул Карнистир.
- Что если я попробую его поучить?

После обеда иртха отдыхали за мелкой сидячей работой, а некоторые вообще устраивались поспать в тени. На детей эта привычка не распространялась. Орчата бултыхались в озере, носились всюду, швыряли палки в снопы камыша. Вот они обнаружили, что большой котел поставлен на ребро и прислонен к дереву для сушки.
Мальчик остановился, подумал и швырнул в дно кость. Бамм!
Тут же сбежалась вся пятерка. Бамм! Бамм! Бамм!
Большая Мать, дремавшая под липой на синем войлоке, резко села и задела головой мешочки с запасами Акши.
- Ойе-е-е! – почтенная хозяйка схватилась за ушибленное место.
Орчата приостановились, швырнули еще по кости и убежали к озеру.
Толстая женщина, кряхтя, поднялась и отправилась к кострищу. На ее место уселся именно Датарлак и завел с Акшей приятный обоим разговор. Девушка продолжала плести красно-зеленый шнурок, мужчина время от времени подавал ей отполированные костяные колечки, которые она вставляла в свое плетение.
Амбарто, пришедший было со своим луком, разочарованно вздохнул. Не надо было изучать обычаи иртха, чтоб понять – эта беседа надолго. И оба не будут рады, если ее прервут, хотя бы и ради подарка.
Девушка завязала последний узелок и приложила плетение к талии собеседника. Тот восхищенно почмокал, погладил мастерицу ладонями по щекам и поднял на руки. Без признаков усилия донес до отмели, посадил на траву, а сам отправился куда-то к недалекой роще. Акша, встав на колени, сняла штаны, потянулась и сползла в воду. Плавала она долго, стараясь утолить жажду свободного движения. Выбралась на траву, расплела косички, достала из поясной сумочки гребень. Волосы она сперва расчесала на прямой пробор и заплела две косы. Потом передумала, снова расчесалась, стала плести прежний десяток.
Снага, выспавшийся и теперь привычно бивший баклуши, бродил по бережку. Амбарто догадывался, что даже этому убежденному бездельнику было скучно, а заняться чем-то он не желал из принципа. Заметив девушку, лодырь стал как-то бочком приближаться к ней. Подошел, наклонился и вдруг обхватил обеими руками. Акша ойкнула, потом взвизгнула. В голосе были испуг, возмущение и боль. Амбарто увидел, что этот презренный с силой зажал в горсти левую грудь девушки.
Феанарион в три шага оказался рядом. Снага пролетел всю отмель и плюхнулся, скрывшись с головой. Акша все визжала, закрывая ладонями груди.
От поселка примчалась голая по пояс Ринша. Перламутровое ожерелье сползло у нее на спину. Девушка, всхлипывая, тыкала пальцем в сторону сидящего в воде снаги. Боевая орчанка прошлепала по мути и от души накатила тому по затылку. Амбарто подумал, тоже ступил в воду, схватил преступника за шиворот и вышвырнул на берег. Прибежали Марша и еще одна, с прической в две косы. Последняя запаслась корявой палкой.
Тумаки, пинки и палочные удары посыпались на спину и ниже. Снага выл и визжал.
Сбежались орчата, несколько мужчин, в том числе и Датарлак. Мелкие от души веселились, мужчины молча смотрели. Когда экзекуция закончилась, виновный остался лежать, скорчившись и поскуливая. Девушка, наконец, опустила руки. На темно-желтой коже ее остались царапины. Ринша вручила ей палку. Акша, привстав на колени, два раза ударила снагу. Удары были совсем слабыми, но тот взвыл так, что шарахнулась любопытная коза.
Датарлак поднял на руки девушку, орчата прихватили ее штаны и пояс, и вся процессия отправилась обратно в поселок.
Амбарто опустил взгляд на снагу. Тот все скулил, глядя на нолдо жалобно и угодливо.
Феанарион решил высказаться:
- Твой дурак! Твой мало били! Твой надо было обратно к хозяевам прогнать!
Снага, естественно, не понял ни слова, но угрозу ощутил и залился слезами. Амбарто повернулся на каблуках и пошел прочь.

Датарлак опять сидел рядом с Акшей, поглаживая ее по щекам. Та уже успокоилась, с улыбкой показывала мужчине горсть перламутровых кружочков.
- Э-э-э-э, - протянул младший Феанарион.
Молодые иртха обернулись к нему.
- Твоя это… лук стреляй.
Видя, что те недоумевают, показал свое оружие, а потом - на составленные в крестец камышовые снопы. Мужчина заинтересованно глянул на лук и охотно поднялся.

Стрелять иртха умел действительно «мало». С сорока шагов из десяти стрел попал только два раза. Он никак не мог совместить три точки прицеливания и ветровой снос. Но с оружием явно был знаком: лук держал прямо, не заваливая, тетиву тянул тремя пальцами. Амбарто решил, что тот просто мало тренировался.
Опять сбежались малыши, прибыли и четверо подростков. Мелкие после выстрела всем скопом бросались к мишени, на соревнование разыскивали стрелу и с радостными криками бегом несли лучникам.
Вскоре появилась и Марша. Амбарто дал лук ей. Попала женщина всего один раз, но в самую середку снопа.
- Да, и в самом деле «мало-мало», - поморщился Феанарион.
Датарлак уловил в его голосе пренебрежение. Моментально орчата притащили две метательные палки, воткнули рядом с крестцом четыре колышка. Иртха небрежно размахнулся…
Одним ударом палка снесла и далеко отбросила три колышка из четырех. Последний от второго броска взлетел вверх и подкатился почти к ногам нолдо.
Это было искусство!
Амбарто, вспомнив, как выражают восхищение в племени, похлопал в ладоши. Орчата залились смехом, Марша тоже хихикнула.
- Ну и что я такого сделал?! – нахмурился Феанарион.
Орчанка потыкала пальцем в него, потом в Датарлака. Шлепнула ладонью по груди себя и похлопала. Потом указала еще раз на Амбарто и крепко шлепнула Датарлака по спине.
- То есть… женшины хлопают в ладоши, а мужчины – друг друга?
Феанарион шагнул к иртха и приложился ладонью к его твердому как дерево плечу. Датарлак присел от неожиданности – не ожидал такой силы от тонкой руки нолдо. Потом расплылся в улыбке и ответил могучим шлепком. Амбарто покачнулся и сам шлепнул в ответ. Так они обменивались шлепками, приводя в неистовый восторг малышей, пока не раздался громкий голос Большой Матери. Наступило время готовить ужин.

На следующий день, вернувшись с охоты, Амбарто удостоился шлепков ото всей мужской части племени.

После лупцовки снага старался находиться подальше от центра поселка. Карнистир заметил, что на Акшу он поглядывает искоса и со злобой. Та же словно позабыла свою обиду, снова пела и мастерила. Теперь она расшивала перламутровыми пластинками рубаху из светло-желтой тонкой замши. Из кружочков сложила розетки, соединила двойной лентой ромбиков. Время от времени крутила свое изделие, любуясь переливами цвета.
Карнистир понял, что эта девушка очень привлекательна по меркам иртха. На овальном лице пухлые щечки, маленький, чуть приплюснутый нос и сочные губы, постоянно готовые улыбаться. Внешность не портили слишком крупные даже для атани зубы и выдающиеся клычки. Ладони и ступни были меньше, чем у других женщин, пальцы ловкие, длинные. Груди с розовыми сосками ничуть не отвисали, тонкая талия при широких бедрах делала ее стройнее.
Да, те «плохие иртха» поступили по-орочьи. Если нельзя присвоить, то надо испортить. Причем так, чтобы причинить как можно больше горя. Девушку не убили, а искалечили на всю жизнь. Хорошо, что она такая умелая мастерица. Хорошо, что племя живет по умным обычаям. Ей не грозит голодное одиночество. А то пришлось бы забрать девушку в Хелеворн… со всеми вытекающими.

Старый вождь вырезал из оленьего рога фигурку быка. Уже обозначились широкая морда, загривок, скошенный круп.
- Почтенный Старый, я пришел сказать – скоро пригонят скот.
- Хорошо. Наша твоя тоже дари.
- У вас и так мало вещей.
- Красивый вещь дари – можно. Акша хорошо делай. Твоя женщина, твоя братья женщина носи.
- Может быть, потом приедет мастер исцеления и посмотрит Акшу. Только раны старые, такие трудно лечить. И ей будет трудно жить, она еще такая молодая.
- Листья падай – Датарлак Акша жена делай, - с удовольствием сообщил вождь. – Они хорошо живи. Твой брат Датарлак стреляй учи, его охота ходи. Скот паси, волк бей. Много зверь бей. Урмак совсем здоровый будь. Охота ходи, шкура бери. Наша совсем хорошо живи.
- Значит, Акша – невеста Датарлака? Что же он за нее не заступился, когда этот подлый снага ее обидел?!
- Снага дурной голова. Совсем коза голова. Женщина его учи. Датарлак - мужчина. Мужчина зверь бей – убивай. Женщина коза бей – учи.
- Значит, ваши женщины не охотятся?
- Зачем? Женщина зима охота ходи. Много охота – много хороший шкура, мясо. Женщина маленький дети – тогда не ходи. Дети корми. Потом опять ходи.
- И скот женщины пасут?
- Женщина молодой – что не паси? Там молоко делай… такой… мешок клади.
- Сыр? Творог?
- Твердый молоко, сыр – да.
Карнистир вынул из поясной сумки тетрадь.
- Почтенный вождь, я тут записываю имена твоего народа. Потом приедет нолдо, будет учить ваш язык. Не скажешь мне, что означают имена твоих мужчин и женщин? И почему они одинаково заканчиваются.
- Имя иртха мать давай. Ринша сын Кули-ити звать – малый иртха. Ити – малый совсем. Его расти – Кулгак имя будь. Ук, ак – мужчина. Ша, са – женщина. Ринша – ловкий женщина. Сагша - дикий коза быстрый женщина. Урмак – большой-большой зверь лес мужчина.
Карнистир быстро записывал. Вождь с любопытством последил за его пальцами.
- Твоя что рисуй?
- Это тенгвы. Ими можно изобразить звуки речи. Я напишу, потом дам прочитать другим эльдар – они узнают ваши имена.
- О-о! Ваша глаза слушай умей?
- Примерно так.
Феанарион переписал имена всего племени, не искючая малышей. И еще несколько десятков слов, означающих «коза», «овца», «нож», «дом», «ребенок», «луг», «лес», «идти домой», «радоваться».
«Нельо эти слова будут в новинку», - подумал, чуть улыбнувшись.
- А у снаги какое имя?
- Его имя совсем дурной. Зубы нет имя. Тьфу!
- Это не имя, это кличка, которую хозяева дали.
- Моя говори – совсем дурной голова. Имя теряй. Наша его много-много учи будь. Хороший иртха делай.

Перегон молодняка – дело сложное. Ранадил со своим десятком и стадом прибыл, когда яблони уже отцвели, а на липах пояились маленькие желто-зеленые язычки – будущие летучки.
Козы пришли с козлятами, овцы – с ягнятами. Иртха тут же принялись строить новые загоны. Телята их не удивили. А вот жеребята привели в растерянность.
- Это – малый большой коза? – неуверенно спросил вождь.
- Рокко, - четко произнес Карнистир. – Вырастут – на них можно будет возить вещи и самим ездить.
- Бык наша знай. Рокко совсем не знай.
- Теперь научитесь и с ними обращаться.
Орчанки первым делом перещупали вымена коз и овец. Все были здоровы, потому что по пути их сосали детеныши. Потом началась большая дойка. Чтоб животные слушались, применили самый простой прием – в загонах посыпали траву привезенной солью. Вечером все вволю пили молоко и ели замешанные на нем лепешки. Правда Урагша (что значит «сердитая женщина») для начала побила хворостиной большого черно-белого козла, который опрокинул подойник. А потом старшие мальчики и девочки ловили жеребенка, на которого сумела взобраться Ари-ити, маленькая дочка Марши. Годовалый конек скакал по загону и взбрыкивал, орчаночка верещала, пока не шлепнулась в траву. Но унесенная матерью к кострищу, все поглядывала назад, явно собираясь повторить опыт.

Ранадил с неудовольствием наблюдал, как молодые иртха угощают шлепками близнецов - те добыли большого лося. Когда Шоот-ити, сын Одши подбежал к лучнику показать лосиный хвост, тот буквально отскочил от малыша. Орчонок от удивления сунул в рот палец, но тут же поскакал похвастаться Амбарто.
- Ты вроде бы раньше не боялся и настоящих орков, - язвительно заметил Карнистир.
- Орки – это орки, как их не назови. Ты и сам в этом рано или поздно убедишься, мой лорд!

Карнистир уезжал, когда на яблонях уже появилась завязь. Провожало эльдар все племя. Большая Мать вручила каждому Феанариону по вышитому шерстью замшевому мешочку. В них явно хранились изделия Акши. Малыши устроили небольшой рев, огорченные раставанием с Амбаруссар.
- Я приеду навестить вас, когда отпустят дела на границе.
Вождь покачал головой:
- Ваша долго-долго живи. Наша живи мало. Твоя приезжай – моя помирай. Урмак Старый будь. Его умный, народ думай. Бей скорей большой-большой хозяин на север. Все хорошо будь.

У входа в долину Лорд Таргелиона оставил заставу. Пограничникам надлежало отваживать отсюда оссириандцев вежливыми рекомендациями. Теперь встала задача – объясниться с остальными братьями.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 12 2017, 22:03
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Раз пошла такая пляска, запощу и я из очень старенького (это разве что Эо читала, а остальные уже не). Я на всякие фикбуки этого не таскала, потому что не знаю, в куда конкретно это отнести.

Орочья лирика

(писано неизвестным орком неизвестному предмету страсти его)

Я к разговорам был вполне себе пригоден,
Но появилась ты – и все пошло вверх дном.
Суди сама - со мной сейчас творится что-то вроде…
Я и не знаю, как сказать тебе о том.

Букет мордорника нарвал я голубого,
Зараза, колется! – рыдал, как крокодил.
А все затем, чтоб... здесь должно стоять такое слово,
Которое я слышал как-то, но забыл.

Тебя я где ни встречу - столбенею,
И сердце скачет, как лягушка из пруда,
Все потому… а здесь слова должны стоять такие,
Которых слыхом я не слышал никогда,

И заплетается язык при разговоре.
Мурашки с дом величиной по мне бегут, -
Порой слова бы отыскал в родном наречье черном,
Но на всеобщем подобрать их не смогу.

Нагрянули в башку все мысли ураганом
И, бессловесные, запутались в клубок…
Вот блин! Родился б эльфом я каким-нибудь поганым,
Я б нужных слов тебе понатащил мешок!


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 13 2017, 20:18
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 7909
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1988




Цитата
Орочья лирика

Ой, Людочка, ну ты выложила!!! *много свунных задыхающихся смайлов* Эти ж стихи у меня на холодильнике целый год распечатанными висели еще в 2015 году. Я хотела, чтобы ты мне их посвятила, тогда еще.
Хотела сюда еще рисунок "Три танкиста" положить? Сюда ведь?


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 13 2017, 20:41
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Флер де Лис @ Апр 13 2017, 20:18)
Хотела сюда еще рисунок "Три танкиста" положить? Сюда ведь?

Сюда, сюда ;)


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Флер де Лис
Отправлено: Апр 13 2017, 20:51
Quote Post


Пушистый, но клевачий птенчик
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 7909
Пользователь №: 20
Регистрация: 11-Апреля 17
Статус: Offline

Репутация: 1988




Три танкиста, три веселых друга - Абраам, Исак и Соломон
Присоединённое изображение


--------------------
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 16 2017, 16:08
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 8413
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3962




Цитата (Krakodil @ Апр 12 2017, 22:03)
(писано неизвестным орком неизвестному предмету страсти его)


Судя по тому, что изъясняться с предметом он вынужден на всеобщем, предмет-то не орочьих кровей получается? ;)


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 16 2017, 16:11
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 8413
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3962




И снова в эфире Старый Тук!

[Показать/Скрыть]
Пасхалочка

Вот и замерло все без просвета.
Пламя стихло, потух огонёк.
Только видно - на форуме где-то
Модераторский шарит глазок:

То пойдет на ФК, за ворота,
То затеет проект вековой,
Словно ищет в потемках чего-то
И не может найти упокой.

С Перекрестка не тянет прохлада,
На Совете – застой да отстой...
Ты реши уж - чего тебе надо?
Для чего тебе форум пустой?

Может статься, конец - недалеко,
Да не знаешь чего и желать,
Что ж ты бродишь всю ночь одиноко,
Может лучше пойти побухать?


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Ursa Maior
Отправлено: Апр 21 2017, 22:28
Quote Post


Дружелюбный хищник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 8413
Пользователь №: 7
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Северный берег южного моря
Статус: Offline

Репутация: 3962




Я тут положу ещё одно Туковское, сохранней будет. Серена приносила на Перекрёсток, но там затеряется.

[Показать/Скрыть]
Совет усоп и мхом порос,
Не слышно древних саг,
Но снова делает наброс
Неугомонный маг.

Он ждет – болото забурлит,
Издаст утробный вой,
Священным гневом закипит,
И выступит на бой.

Из тины грёз, из глубины
Давно забытых дней,
Восстанет, позабыв про сны,
Всё сонмище теней.

Курганы треснут пополам,
И задымит разлом,
И всякий волю даст словам
В сраженьи с новым злом…

Бессильно булькнув, канул клич,
Не всколыхнулась гладь,
Не жди напрасно, старый хрыч!
Умертвий не поднять…


--------------------
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в некоторые её секреты. (Р. Фейнман)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 22 2017, 21:37
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Еще продолжение
[Показать/Скрыть]
Никаких тревожных новостей в Хелеворне Карнистира не настигло. На границах было спокойно – перевалы еще оставались труднодоступными. Прошли два каравана кхазад. Ногродцы следовали в Дориат, неся всякую художественную кованину. В основном решетки, накладки на двери и прочую скобянку. Тингол явно расширял свою единственную крепость. Оружия среди товара было мало: мечи да щитовые оковки с умбонами.
Белегостцы отправлялись аж в самый Хитлум. Вожатые каравана советовались с военачальниками Хелеворна насчет дороги. Получили ответ, что старый тракт вдоль северной границы Дориата свободен. Тьелкормо сообщил, что надежно подчистил его еще в середине койрэ, когда нечисть была вялой после зимней спячки. К Нолофинвэ везли много мечей, шлемы с забралами, кольчуги двойного плетения. В обратный путь носильщики пойдут налегке – Верховный король расплачивался серебром, камнями и редкими лекарствами, что сам брал у Кирдана.
В Хелеворн был доставлен груз плавленой меди и металлов, служащих присадками к стали. Кхазад получили хлеб, сушеные фрукты и овощи, вино, выделанные шкуры. Карнистир подумал, что с иртха, пожалуй, первый выход возьмет именно шкурами диких зверей. И поскорее отправит на заставу у входа в долину соль и железные орудия.

У себя в спальне развязал мешочек, полученный от Большой Матери. На стол вывалились два браслета из ажурных костяных пластин и ожерелье. Набрано оно было из сердоликов самого разного вида. Оранжевые, лимонные, вишневые, алые камешки, отполированные без обточки, влажно блестели, их цвет отражался в разделяющих перламутровых ромбиках и овалах. Вещица выглядела словно не сделанной, а найденной вот в таком первозданном виде. От нее веяло древностью.
Наверное, когда-то, у Кувиэнен квендо подобрал заинтересовавший его камешек и положил в сумку. Потом, случайно обнаружив на дне, удивился – как это тусклая галька приобрела сама собой яркий густой цвет. И начал впервые присматриваться к камням…
Дед Финвэ показывал ожерелья, хранившиеся у него еще со времен Похода. Они выглядели точно так же.

В Доме исцеления на Карнистира наткнулась бежавшая куда-то девочка-атани. Схваченная для безопасности, принялась толкать лорда локтями:
- Не хочу! Отпусти!
- Чего ты не хочешь?
- Отпусти! Не пойду!
Появилась женщина одеждой похожая на халадинку. Она поймала девочку за руку, потянула к себе:
- Стыдись! Немедленно перестань! А ну, идем к целительнице!
- Не пойду! Мне будет больно! Не хочу-у! – девочка завизжала не хуже мелких иртха.
- Постой! – Карнистир поднял ее в воздух. – Откуда ты знаешь, что будет больно?
- Прости, высокий лорд, - женщина все тянула ее к себе. – Это дочка моя. Такая невоспитанная. У нее второй день зуб болит, а к целительнице идти не хочет, боится.
- Дергать будут! – заливаясь слезами, выдавила маленькая атанет.
- Знаешь, меня много раз ранили – и не помню, чтоб лечили больно, - равнодушным тоном заметил Карнистир, ставя девчонку на пол. – Вот посмотри.
Он закатал рукав, показав зимний шрам на предплечье.
- И совсем не было ни чуточки? – та провела пальцем по розовому рубцу.
- Cперва, конечно, было. А как начали лечить – именно «ни чуточки».
- Неправда! Мне тетя зуб дергала – знаешь, как больно было?!
- Зачем его дергать? Еще пригодится.
Карнистир легким круговым движением кисти «поймал» на правую ладонь теплый шарик.
- Который зуб плохо себя ведет? Где щека припухла?
Шарик первым же прикосновением «всосался» в больное место.
- Ой… Совсем не болит!
- Теперь иди к целительнице. Она даст тебе, чем рот полоскать и что к зубу приложить. Дергать вряд ли будет – если зубы подергать, чем жевать станешь?
- Мам, я хочу стать голдэ, когда вырасту! – услышал Феанарион за спиной.
- Не говори глупостей. Ты атанет, и ею останешься. Лучше веди себя хорошо, а то осрамила меня перед высоким лордом!

Да, атани не могли стать эльдар. Также, как иртха. Хотя вот так скручивать «шарик силы» сумели научиться некоторые дружинники. И срок жизни атани увеличился по их собственным словам…
Может быть, для того и пришли в мир квенди – делать для других народов то, чего те не умеют сами? Но тогда переселение в Аман было нарушением закона существования Арды! И, вернувшись, нолдор просто начали этому закону следовать!
Карнистир вспомнил, когда впервые узнал о Внешних землях. Ему тогда было года три. Говорить он давно научился и даже умел корябать тенгвами имена родителей, братьев, а также записки типа «мама, хочу пряников с тмином». И Феанаро уверял, что для ответов на его вопросы мало всей коллегии мудрецов Тириона. Но у Тьелко уже появились вопросы посложнее, чем «почему молоко белое».
Дед Финвэ приехал к отцу, но тот с утра отправился на шахту и запаздывал. Потому королем завладел Третий Феанарион.
- Дед, а на Темном берегу было интересно?
- Смотря что ты считаешь интересным.
- Все! – с энтузиазмом заявил Тьелко.
- Про «все» рассказывать долго.
- Тогда расскажи, какие там звери. Почему вы привезли в Аман только собак и кошек? У тебя дома я видел здоровенные клыки. Вот бы такого зверя приручить! Он был больше льва?
- Побольше. И поглупее. Вряд ли ты сумел бы его приручить. Он кинулся на квенди из засады, и убить его удалось только вчетвером.
- Я бы пошел подальше и поискал маленького детеныша. Когда он вырос бы, он бы меня любил и слушался. Как Синвэ.
Синвэ был серебристым лисенком, привезенным Феанаро с севера. Еще у Тьелкормо проживали две белки. Эти уже выросли и перекочевали в сад, но запрыгивали в комнаты, когда хотели. И когда там не было Синвэ.
- Случалось, что отошедшие подальше от лагеря не возврашались, Турко. Кроме зверей, во тьме бродили орки.
- Ну и что? – брат решительно взмахнул рукой. – У меня же был бы лук! И копье!
- У них тоже были копья.
- Все равно, я бы перебил их! Я никого не побоюсь!
Дед вздохнул, внимательно посмотрел на разлохмаченного, порывистого внука. Потом пригладил его светло-золотые волосы ладонью.
- Я тоже никого не боюсь. Но ни я, ни ты – не одни в этом мире. И не все такие смелые, как ты. Я не хотел никого потерять.
Карнистир сидел в уголке на ковре и сооружал из деревянных фигурок дворец. Как раз в этот момент он думал, не побрызгать ли на кровли башен металлической краски, чтоб получились звезды. При последних словах Финвэ его протянутая к блестящему синему конусу рука замерла. Вдруг представился их огромный дом – и совершенно пустой. Без родителей, без братьев, без учеников и подмастерий. Он, Карнистир, совсем один.
В первое мгновение захотелось вскочить и броситься к деду на колени, ухватившись притом и за брата – чтоб они уж точно не пропали. А потом зубы стиснулись так, что заныла челюсть. Пусть только попробуют!.. Кто – неважно. Но кто бы они ни были – пусть только попробуют тронуть кого-то в этом доме! И в Тирионе!
Фигурки раскатилсь по всей комнате от удара ногой.
- Морьо! – Тьелко пнул подкатившуюся к нему красную арку. – Я собирать не буду!
- Могучим ударом юный сын моего сына сокрушил вражескую твердыню! – рассмеялся Финвэ, подтаскивая к себе младшего внука.

Дед никого не хотел потерять. И потерял разом все. Потому что Моринготто настиг ушедших и в Амане. А те, что обещали защиту, не шевельнули пальцем, чтоб остановить его…

Карнистир обнаружил, что стоит у окна, уперевшись лбом в стекло. А снизу, из сада лекарственных трав на него недоуменно смотрят две работницы. Махнув им рукой в знак приветствия, Феанарион пошел в конец коридора.

В комнате старшей целительницы Таргелиона пахло травяными отварами. Сама она следила по песочным часикам за кипением светло-коричневой жидкости в пузатой колбе.
- Мой лорд, если ничего срочного, то я сейчас закончу.
- Я пришел спросить совета.
Луинмир кивнула, не отводя взгляда от сыплющегося оранжевого песка. Стоило последней песчинке упасть на острую горку, она щипцами подхватила колбу и перелила отвар в большую воронку. С нижнего конца в длинный стакан зашлепали крупные капли.
- Теперь слушаю, мой лорд.
- Один… человек давно получил тяжелое ранение. У него оказались перерезаны сухожилия, держащие стопы. Теперь он не может ходить. Ты не знаешь способа помочь ему?
Эллет задумалась.
- Как давно получено ранение?
- Уже шрамы успели побледнеть. Наверное около двух солнечных лет назад.
- Каков возраст этого человека?
Карнистир прикинул: если иртха растут с той же скоростью, что и атани…
- Около двадцати солнечных.
- Можно попытаться сшить сухожилия и дать им срастись. Но восстановительный период займет не менее солнечного года. Да и полностью способность ходить не восстановится. Одолевать долгий путь или быстро бегать он не сможет.
- Но ему это может и не потребоваться. Если он будет хотя бы сам передвигаться…
- Тогда стоит обойтись без вмешательства. Достаточно изготовить обувь, которая плотно обхватывает лодыжки твердыми голенищами. Они не дадут стопе проворачиваться.
- Точно! Как я сам не догадался!..
- Мой лорд, такая обувь должна быть внутри достаточно мягкой, не натирать кожу и не задерживать пота.
- Я понял!
- Прикажи доставить больного ко мне, я сама установлю, нужна ли операция.
- Нет, он слишком далеко живет. Спасибо!
Феанарион быстро шагал по коридору.
Нет, не башмаки и не сапоги нужны! Жесткие щитки на голени, которые можно затягивать и распускать. А под ступней просто лямка, удерживающая такую поножь на нужном месте! Сейчас еще подумать, нарисовать эскиз и отдать мастерам по коже, чтоб сшили.

В библиотеке шла нескончаемая дискуссия. Арвендил сидел на подоконнике распахнутого по теплой погоде окна. Лириэль благоговейно листала тирионский том.
- Изучая наблюдения наших дедов и прадедов в Великом походе, я нашла упоминание некоего ужасного животного. Автор этого труда подробно описал его: очень большая голова про довольно коротких ногах, малоподвижный хвост, тупые зубы, бурая шкура, более подобная щетине. Видишь, описание точно совпадает с животным, убитым недавно в Химладе. Негармоничность сложения этого животного указывает на его искаженность. Обрати внимание, Арвендил, источники постоянно демонстрируют…
- Альквен всадила в «это животное» три стрелы. Любому лосю, туру, медведю хватает одной. «Негармоничное» же снова бросилось на стрелка, - Карнистир бесцеремонно приподнял обложку книги, чтоб посмотреть на титул. – И хорошо, что Альквен успела взять его на копье снизу вверх в горло. Запиши, уважаемая летописица, что бить таких «негармоничных» сбоку в шею бесполезно, потому что шкура его выложена косточками с фасолину. В данном труде об этом не сказано.
Арвендил фыркнул, Лириэль поджала губы. Феанарион поощряюще глянул на синда.
- Мой лорд, я пытаюсь реконструировать карту земель за Эрэд Луин по легендам атани. Мне удалось установить, что за хребтом находятся равнины, рассеченные двумя большими реками и горной цепью, превосходящей по высоте наши…
- … которую кхазад называют Мглистыми горами. Одна из рек находится от цепи на запад, другая – на восток.
Молодой книжник смутился:
- Мой лорд, я только начал изучать кхуздул, он мне дается трудно, потому еще не присматривал записи лорда Куруфина.
- Я могу рассказать тебе кое-что, не попавшее даже в рукописи Подгорного племени.
Арвендил, как ветром подхваченный, соскочил с подоконника и почти бегом отправился за Карнистиром, провожаемый ироническим взглядом научной соперницы.

Едва увидев украшения иртха, синда схватил их и принялся рассматривать.
- Это более примитивно, чем вещи из южного Оссирианда! Их доставили из-за гор? Изделия тамошних авари?
- Я бы сказал тебе, чьи они. Но боюсь, что такое знание ты не сможешь сохранить в секрете. Знание это столь неожиданно, что ни в одной книге его не накопать.
Явная шпилька Лириэли заставила книжника широко улыбнуться. А азарт первооткрывателя прямо-таки толкнул к Феанариону вместе со стулом.
- Я предупреждаю серьезно. Если ты твердо решишь для себя, что сохранишь тайну хоть на сто солнечных лет и не откроешь никому без моего разрешения…
Щеки синда порозовели, глаза сияли светлыми бериллами.
«Будь у него хвост – сейчас хлестал бы по бокам», - Карнистир посмотрел на своих волкодавов.
«Хвост – не лишняя деталь», - вроде бы намекнула Золотоглазая.
- Я готов хоть сейчас поклясться…
- Перьями и обложками? Клятв мне не надо. Достаточно, если ты поймешь всю необычность того, что я тебе расскажу.
- Мой лорд…
- Эти вещи своими руками сделали орки. Точнее, они называют себя иртха.

Арвендил казалось, пробежал без остановки от Хелеворна до Хитлума – таким усталым выглядел. Карнистир нарочно показал ему сразу все виденное и за горами, и в долине. Теперь книжник вынужден будет некоторое время обдумывать новое знание, и язык его не заработает от желания немедленно поделиться новостями.
- Хотелось бы тебе самому узнать побольше об этом народе?
- Мой лорд!
- Вот здесь записаны некоторые слова из их языка. Тебе я поручаю завтра же с утра отправиться к Журавлиному озеру и составить полный словарь, а также по возможности изучить обычаи и легенды этого племени. Тебе поможет Сурелут, наш разведчик. Он общался с иртха также долго, как я.
Синда поднялся на ноги.
- Мой лорд, это поистине великое счастье – наблюдать столь необычное племя. Возможно, я смогу найти причины искажения, породившего тех орков, что истребляли наш народ до вашего прихода.
- Я тоже так думаю.
Уже открывая дверь комнаты, Арвендил обернулся и с улыбкой от уха до уха бросил:
- Когда я вернусь с записями, Лириэль размочит слезами все свои книжки!

Турко прислал письмо – звал к себе в Аркалондэ: поохотиться на лосей и «прокатиться» на Ард Гален. Намекал, что Курво вооружил сторожевые башни на северном фасе чем-то исключительным и приглашал на испытания. Нельо и Кано тоже собираются приехать и посмотреть, эффективно ли изобретение. Карнистир послал голубя с обещанием приехать вместе со старшими. Сам же не спешил – вдруг одолела болезненная нерешительность, хотелось отложить разговор с братьями на подольше. Выехал только с последним весенним обозом.

Холодные, малоплодородные земли вокруг Химьярингэ и Врат вряд ли могли прокормить и одеть тамошний народ. Турко и Курво справлялись сами за счет лесостепной равнины южного Химлада. А вот старшим продовольствие, ткани, кожу и меха поставляли Амбаруссар и он, лорд Таргелиона. Причем о хлебе обязан был заботиться именно последний.
Караван набрался большой и потому медлительный.
От крепости у озера до главного холма северной гряды давно была построена мощеная дорога, броды заменили каменные мосты. Точно также был обихожен Старый Тракт кхазад по всем землям Феанарионов. Через каждые восемь лиг стояли большие рубленые дворы со складами, помещениями для животных и запасом фуража. Правда, твердой частью дороги в основном пользовались не признававшие тяглового скота гномы. Лошади и быки предпочитали широкие грунтовые обочины, где не жестко было копытам.
Все это благолепие обрывалось у границ Дориата. На расстоянии двух перестрелов от лесной опушки через Опасную Долину петляли две набитые ногами, повозками и копытами колеи. Единственным удобством для путешествующих были обнесенные стенами из дикого камня хибарки да родниковые камины. И то все это поддерживали воины Тьелко и Курво. Тингол снисходил заботой лишь до хвостика от химладской границы до Иант Иаур.

Быки неспешно переставляли клешнятые копыта по влажной после недавней грозы земле. Трехосные телеги поскрипывали под тяжестью мешков, клейменых знаком Таргелиона: щитом с восьмилучевой звездой над двумя скрещенными стрелами остриями вверх.
У Амбаруссар, тоже на миндалевидном конном щите под звездой красовалась морда тигроподобного зверя с саблевидными клыками. В первый же год возле Таур-им-Дуинат они добыли трех таких зверей. На западе Белерианда никто ничего подобного не встречал, и близнецы решили сделать зверя символом своих земель. С тех пор все мечтают найти самку с детенышами и завести себе домашних страшилищ. Того желает и Турко, уже обзаведшийся двумя громадными, на диво длинноногими совами. И молча завидует самому Карнистиру, у которого встречи с причудливыми существами случаются каждое лето.

Карнистир согнал с шеи Ородсула большую полосатую муху и подумал, что на стоянке надо будет снова помазать животных средством от гнуса.

Однажды в Гелион неведомо откуда заплыло существо, похожее на выдру, но с длинной мордой и величиной с большую лодку. На водопой пригнали коров, когда оно вдруг выскочило на отмель и схватило теленка. Пастухи растерялись – луки оставались в налучьях при седлах. Матка и старая корова-вожачиха напали на существо, пытаясь ударить длинными острыми рогами. Выдра-гигант бросила теленка и ухватила корову, стараясь затянуть ее в реку. Вожачиха все же пырнула врага в бок, за ней вступили в драку еще три коровы и бык. А тут и приспели три первые стрелы. Существо резво попятилось и скрылось в глубине.
Через пару дней тушу нашли на мелководье охотники фиримар. Смертельной для существа оказалась рана от рогов в боку. Стрелы застряли в толстом слое жира.
Шкура животного была негустой и остистой. Турко, увидев ее на полу большого каминного зала крепости, преисполнился желания отыскать, где такие водятся. Когда Ард Гален накрывало таяние снегов, отправлялся в Таур-им-Дуинат, забирался в самую непроходимую глушь. Привозил шкуры и черепа странных травоядных и хищников, но выдр величиной с касатку в озерах этого леса не попадалось…

Анар лег на лес, но поторапливать животных не стоило. Быки и так потемнели от пота на лопатках и крупах. Навстречу тянуло влажной прохладой от лесного мыса. За ним на широкой поляне стоял путевой двор, окруженный пастбищем. До ближайшего поселка земель Макалаурэ оттуда оставался один переход.

Карнистир поднялся на рассвете. Волкодавы с сомнением посмотрели на него, но встали и от души потянулись, показав в зевках длинные белые клыки и лезвия зубов.
На лугу пахло травяными соками, цветущей таволгой и близкой водой. Негустой туман толкался в частокол, в нем размытыми пятнами виднелись лежащие быки. Сквозь трели ранних птиц слышались их вздохи и мерное жевание. Зяблик обещал погожий день.
Ородсул, тоже оставленный полакомиться свежей травой, подошел и толкнул носом в плечо.
Лошади – не любители дальних заплывов, но купание обожают. Также как боевые собаки. Золотоглазая вынырнула из кустов уже мокрая по уши. Хисатир решил подождать всех в речном омуте. Он неохотно уступил облюбованный бочаг коню.
Хорошо оттерев золотистые бока щеткой, Карнистир вычесал гриву и хвост, тряпкой протер храп и вокруг глаз. Ородсул пару раз прихватил его зубами за плечи, чуть слюнявя кожу.
- Вот укушу тебя за ухо для справедливости!
Хисатир тут же предложил свои услуги, натянув губы и вздернув уши. Конь ударил копытом, фыркнул.
Не одеваясь, Карнистир вскочил на мокрую спину. Волкодавы стелились впереди всадника, пока тот объехал по кругу луга и выехал на дорогу. За лесом туман был гуще.
Еще раз искупавшись и натянув рубашку и штаны прямо на мокрое тело, Феанарион пошел обратно во двор. Конь шагал следом, то и дело обдавая теплым дыханием шею.
Во дворе кисловато пахло запаренным толокном – быкам полагалась подкормка. Охранный десяток уже собрался на кухне за завтраком. Лорда не ждали, давно зная, что тот, задумавшись, мог проходить где-то до полудня. Рильрамион купается в утреннем свете – значит, все в порядке.

Путевым двором заведовало большое семейство атани. Хозяин сейчас распоряжался тремя сыновьями, таскавшими пойло животным. Женская часть хлопотала у печи, да еще девочка-подросток появилась из птичника с корзиной свежих яиц. Наседка с выводком растопырилась, пугая Золотоглазую.
Карнистир поздоровался с пожилым аданом, спросил, все ли благополучно на дороге и в окрестных лесах. Тот с достоинством ответил, что лорд Канафинвэ исправно снабжает инструментом, хлебом и солью, а патруль не ранее как четыре дня назад посещал их. На обед будет не говядина, а веприна, что только вчера добыли старшие сыновья. Кабаны что-то рано в эту весну вышли из леса. Но городьба вокруг сада и овощника надежная, так что не повредят. Женщин, ходивших за березовыми вениками, напугала злобная лосиха. Наверное, потеряла теленка в зубах волков, и теперь бросается на все движущееся. Сыновья собираются ее выследить, если не уйдет куда подальше сама.
- Мы встали у тебя на дневку, почтенный мастер-гостеприимец. Так что лосиху попробуем взять сегодня днем. Заодно пополним твои погреба. Скоро к Вратам пройдет караван из Белегоста, а тебе известно, как едят достойные мастера Подгорного народа!
- Снохи едва успевают выхватывать у них миски, чтоб не сгрызли вместе с мясом! – расхохотался адан. – И миски для них держим подходящие. Гончары еще удивлялись, зачем мы берем столько умывальных тазов!

На охоту собрался только охранный десяток. Погонщики должны были осмотреть животных и поправить, если потребуется, телеги и поклажу.
Отправились пешком – лес вокруг был почти нехоженый, заваленный упавшими от старости деревьями. Случится большая добыча – один из волкодавов сбегает ко двору и приведет подмогу с конями.

Старые лосиные следы попались на опушке молодого сосняка. Но лосиха явно не бегала, а ковыляла, припадая на левую переднюю. Получалось, что лосенка убили не волки, а медведь. Только он мог поранить защищавшую детеныша самку. Да и самому могло достаться – лоси драться умеют. Покалеченный медведь и летом готов нападать на людей и скот, так что следует поискать и его.

Лосиха недолгое время паслась, скусывая сосновые верхушки. Потом отправилась к залитой водой канаве, напилась, постояла и вдруг резко побежала в сторону старых осин. Но след, указанный Хисатиром, был не медвежий. На высыпе у комля упавшего дерева отпечатался широкий башмак.
Волкодавы скользили через заросли уремы, следовавшие за ними охотники также просачивались между ветками. И оказались над расположившимися на овражном дне орками.
Оркота выглядела потрепанной. Только двое сидели на небольших щитах, шлемов валялось штук восемь на неполных два десятка. У того, что раздирал зубами сырую утиную тушку, болтались оборванные ремешки кожаного нагрудника. Еще один обгладывал бобровый череп. Остальные жевали щавель и дикий лук.
Беглецы. Патрули Кано разбили вторгшуюся банду, а этим удалось разбежаться. Понеслись на юг в расчете оборвать след и отсидеться. И подкормиться. Даже огня не жгут, чтоб не выдать себя. Значит, медведь ни при чем. Лосенка убили и съели сырым, с лосихой не справились. И раз до сих пор не ушли от путевого двора, собираются напасть на него. Семнадцать орков на трех взрослых мужчин, трех женщин и двух подростков. Частокол и дом действительно крепкие, орки голодные – но все же многовато. Хорошо, что лосиха испугала хозяев. Хорошо, что они оказались здесь с обозом…
Карнистир медленно поднял руку и сжал кулак. А в следующее мгновение его стрела полетела с десятью другими.
В лесу орку от эльда не спастись. Краем глаза отметить движение – и туда стрелу! Щелк, щелк, щелк по перчаткам. Орки валятся на сырое дно оврага, на траву на противоположном склоне. Пять стрел – и только в двух местах качаются и трещат кусты. Ну, далеко эти не уйдут.
Феанарион перемахнул осклизлый ствол мертвой осины – орк, повизгивая, скорчился в неглубокой промоине. Мелкий, лицо какое-то серое, нос распухший, по щеке размазана земля. Снага да и только. Паршивец, грабить пошел. В плохие иртха. Из добычи, скорей всего, получал лохмотья и кости. А то и одни тумаки.
- Вставай! – Карнистир постарался произнести слово иртха как положено, с рычанием. – Пошел вперед!
Орк завыл громче и горестнее, закрывая руками голову. Потом поднялся на четвереньки, посмотрел снизу вверх на нолдо, утерся грязным рукавом.
- Пойдешь со мной, - рыкнул Феанарион, а потом добавил уже на нолдорине. – Хорошего иртха из тебя делать будем.
Налетчик встал, наконец, на ноги и неуверенно поковылял мимо Карнистира. Остановился, посмотрел на край оврага…
Чутье изменило лорду Таргелиона лишь на мгновение. И его хватило, чтобы орк ткнул в бок спрятанным в рукаве ножом.
Боли не было - толчок и холод. Только ноги вдруг подкосились. А Золотоглазая, сбивая листья с куста, накрыла орка. Клыки одним рывком распороли яремную вену.
Карнистир поднялся, чувствуя горячую струйку уже на бедре. Расстегнул пояс, прижал к ране носовой платок.
- Совсем коза голова, - прошептал сквозь зубы. – И я тоже.

Рана оказалась неопасной – нож распорол кожу, чуть надрезав мышцы под ней. Бок наскоро обмыли водой из ручья, перевязали обязательно лежащими в сумках бинтами.
- Лосиху надо взять.
- Без тебя, мой лорд, - твердо произнес десятник. – Посиди на полянке.
С Карнистиром осталась Золотоглазая. Хисатир повел охотников по свежему следу.

Тушу разделали тут же, разложили по мешкам. Карнистир шел налегке, потому что появившаяся боль при каждом шаге отдавалась в ране. Еще вроде бы пекло, но легонько, можно было не обращать внимания.

Женщины на путевом дворе устроили небольшой переполох, хозяин накричал на сыновей, что самострелы убраны в кладовку, а не висят на стене в сенях. Потом все занялись лосятиной и готовкой обеда.
Карнистир устроился в саду под яблоней. Он был зол на себя – лорд получил ножом в бок, как новичок, первый раз вышедший в патруль! И понимал, отчего потерял бдительность. В бандите он увидел не орка, а еще одного иртха.
Но все же надо поймать живьем нескольких подданных Моринготто, чтоб узнать, как он делает их такими. Или где берет таких.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 22 2017, 22:37
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Угу, вот и проблемы: как теперь орков различать.

Ложечка дегтя:
[Показать/Скрыть]

"Тьелкормо сообщил, что надежно подчистил его еще в середине койрэ, когда нечисть была вялой после зимней спячки." Два однокоренных в одном предложении плохо выглядят.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 22 2017, 22:58
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
Угу, вот и проблемы: как теперь орков различать.

Такая проблема стоит перед каждым воюющим, если у него мозги не отморожены. Стоит почитать любые военные мемуары. Да и разные листовки с заголовками "Наука ненависти", "Никакой пощады врагу".
А всякие недоумки в современных статьях похохатывают: вот, мол, всех в стране учили интернауионализму и дружбе народов, а немцы умнее, никакой дружбы не захотели, а только сметаны и ветчины. И вроде как почитают поведение "бери, что хочешь; а не дают - убей" очень правильным и полезным.
Когда пришла наша армия в Германию и прочие страны-союзники ее, если бы исповедовала такие принципы, там осталась бы пустыня. Время не лимитирует ни грабеж, ни уничтожение. Однако были изданы приказы "Об отношении к мирному населению". Потому как сеять ненависть очень опасно. Как потом жить, имея на границах не страну, а территорию, населенную горстками одичавших людей.

Цитата
Ложечка дегтя:

Ну, это легко выправить в отличие от терминов!


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 22 2017, 23:40
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Эстелин @ Апр 22 2017, 22:58)
Такая проблема стоит перед каждым воюющим, если у него мозги не отморожены.

А в каноне в отношении орков сплошная неколебимая лепота: хороший орк - мертвый орк. Вообще любой и всякий.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 23 2017, 17:19
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
А в каноне в отношении орков сплошная неколебимая лепота: хороший орк - мертвый орк. Вообще любой и всякий.

Потому как автор был интеллигентным джентльменом из колониальной империи. И воевал мало и плохо, стараясь всячески отпихнуться от ответственности за результат войны и даже за своих солдат.
Повоевал бы он по-настоящему и умел бы думать о чем-то, кроме мозолей на своих ногах, естественным путем пришел бы к мысли, возможно ли физически уничтожить целые народы, а если возможно, то к каким политическим и психологическим результатам это приведет нацию-победительницу.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 23 2017, 17:29
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Цитата (Эстелин @ Апр 23 2017, 17:19)
Повоевал бы он по-настоящему и умел бы думать о чем-то, кроме мозолей на своих ногах, естественным путем пришел бы к мысли, возможно ли физически уничтожить целые народы, а если возможно, то к каким политическим и психологическим результатам это приведет нацию-победительницу.

Самое печальное, что особо-то и ни к каким. Англичане вон живы и до сих пор здравствуют, сколько народов изведя именно что под корень. И ничего, никакой вины за собой не чувствуют.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top
Эстелин
Отправлено: Апр 23 2017, 17:56
Quote Post


Пес Перуна
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6933
Пользователь №: 8
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Таргелион, Хелеворнская крепость
Статус: Offline

Репутация: 3093




Цитата
Англичане вон живы и до сих пор здравствуют, сколько народов изведя именно что под корень. И ничего, никакой вины за собой не чувствуют.

Может, вины и не чувствуют. Но вот терактов боятся уже 300 лет. Сперва только ирландцев боялись, а теперь, с развитием транспорта, набо бояться и арабов, и ашанти, и африканеров, и пакистанцев.
Да и самим бывшим колониям долго будет чесаться. Потому что тамошняя интеллигенция перелицовывает исторические события, жонглирует именами и датами, натравливая уже свои народы друг на друга внутри стран.


--------------------
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"
PMEmail Poster
Top
Krakodil
Отправлено: Апр 23 2017, 18:36
Quote Post


Добрая Гиена форума
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 18594
Пользователь №: 2
Регистрация: 22-Марта 17
Из: Деревня, тетка...
Статус: Offline

Репутация: 5741




Чо-то упорно Уилфрид Блант с его "Ветер и буря" вспоминается.


--------------------
user posted image
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)
PMEmail Poster
Top

Topic Options Страницы: (50) 1 [2] 3 4 ... Последняя » Reply to this topicStart new topicStart Poll


 


Текстовая версия